Казус Лобанова-Ростовского
В июле 2017 года в Ростове развернулась история, связанная с дарами коллекционера Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского музею "Ростовский кремль". Картины, заявленные изначально как работы Жоржа Брака, Ильи Машкова, Александры Экстер, оказались подделками и были исключены из Музейного фонда Российской Федерации. Учитывая постоянный интерес к этим событиям СМИ и общественности, мы собрали здесь ссылки на основные материалы. Ссылки даны в обратной хронологии и постоянно пополняются.
КРАТКИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ
КРАТКИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ
В июле 2017 года в Ростове развернулась история, связанная с дарами коллекционера Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского музею "Ростовский кремль". Картины, заявленные изначально как работы Жоржа Брака, Ильи Машкова, Александры Экстер, оказались подделками и были исключены из Музейного фонда Российской Федерации. Учитывая постоянный интерес к этим событиям СМИ и общественности, мы собрали здесь ссылки на основные материалы. Ссылки даны в обратной хронологии и постоянно пополняются.


________

6 ИЮЛЯ. О проблеме вскрывшихся подделок заявляет СТАТЬЯ В "КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЕ":

"В распоряжении «КП» оказались документы, в которых директор музея Ростовского Кремля Наталья Каровская уведомляет князя Лобанова-Ростовского, что ключевые работы, презентованные им музею - оказались подделкой. «В настоящее время музеем получены отрицательные экспертные заключения о подлинности произведений: Машков «Натюрморт с камелиями», Экстер «Абстрактная композиция», Брак «Натюрморт с гитарой», - говорится в тексте официального письма.
Происходящее грозит крупным международным скандалом. Князь, потомок русских эмигрантов, считается одним из крупнейших владельцев коллекции русского искусства. А поскольку сам Лобанов-Ростовский «сдавал» свои дары уже с экспертными заключениями, под удар поставлена не только репутация самого князя, но и лицо специалистов, ранее подтвердивших подлинность картин".
Также в статье говорится о проблеме с предполагаемым музеем Лобановых-Ростовских, для которого поступали данные дары.

Полный текст по ссылке: https://www.yar.kp.ru/daily/26701.4/3725424/
_______

6 ИЮЛЯ. На сайте "Ростовского кремля" опубликовано ПЕРВЫЙ ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ МУЗЕЯ. В нем указывается, в частности, на то, что делать какие-то ни было заявления рано, так как документация по экспертизе еще не поступила.
"...В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности. Но официальные документы пока не получены. После получения результатов дополнительных экспертиз музей сможет дать более полную информацию".
Также в заявлении оговаривается, что музей Лобановых-Ростовских был возможен только при наличии ряда условий, которые не выполнены со стороны дарителя.

Полный текст по ссылке: http://www.rostmuseum.ru/News/New/6472
________


СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ СООБЩАЮТ ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ КОММЕНТАРИИ МУЗЕЯ:


6 ИЮЛЯ. "Комсомольская правда":
Полный текст по ссылке: https://www.yar.kp.ru/online/news/2799113/
________

6 ИЮЛЯ. РИА:
Полный текст по ссылке: https://ria.ru/culture/20170706/1497984072.html
________

6 ИЮЛЯ. 76.RU:
Полный текст по ссылке: http://76.ru/text/newsline/317823142621184.html
________

6 ИЮЛЯ. Программа Сергея Доренко на радио "Говорит Москва":
С.ДОРЕНКО: Оказывается, есть князь Лобанов-Ростовский. Я думал, что князья, их нашествие было в первой половине 90-х годов в Москву. 1992-1993-й сплошь были князья. А теперь, оказывается, они в провинции. Тоже их отвергают потихонечку. В дурацкой ситуации оказались музей "Ростовский кремль" и меценат князь Лобанов-Ростовский. Он взялся дарить им… Ему дали особняк.
А.ОНОШКО: Говорят, это вранье, ничего не давали, он рассказывал.
С.ДОРЕНКО: Особняк как будто бы выделили под музей Лобановых-Ростовских.
А.ОНОШКО: Это он рассказывает всем.
С.ДОРЕНКО: Князей. А он дарил какие-то работы. Теперь выяснилось, что это все подделки. Он сказал, что подлинники Машкова, Экстер и Брака. Все подделки как есть. В особенности Машков, как всегда, подделка. И он требовал… Правда, он присылал почему-то еще тоже свое нижнее белье.
А.ОНОШКО: У него была фантазия.
С.ДОРЕНКО: У него была фантазия сделать музей князей.
А.ОНОШКО: Имени себя, да.
С.ДОРЕНКО: Князей Лобановых-Ростовских от самой Тьмутаракани.
А.ОНОШКО: И поэтому для музея он присылал…
С.ДОРЕНКО: Подштанники, нижние штанцы, кальсончики.
А.ОНОШКО: Бумажки из стола. У вас бывают в столе бумажки лишние?
С.ДОРЕНКО: Нет. В карманах бывают, я их выбрасываю сразу. Самые ценные бумажки ты не можешь выбросить сразу, ты выбрасываешь их через неделю.
А.ОНОШКО: Перекладываешь.
С.ДОРЕНКО: Некоторое время, а потом уже выбрасываешь. Он присылал им подштанники, что самое интересное, и, как он писал, подлинники великих художников. Оказывается, что это все… Нет, подштанники настоящие, а работы, к сожалению, оказались поддельными. И непрерывно вопрошал, почему ведется медленно ремонт здания, отданный под музей семьи Лобановых-Ростовских, почему никак не открывается музей и т.д. Они выживают из ума.
А мы движемся им навстречу? Это вопрос. Почему все эти фрики пасутся вокруг нас? Как ты думаешь, почему?
А.ОНОШКО: Это такая естественная часть жизнь.
С.ДОРЕНКО: Почему вокруг меда мухи, как ты думаешь? Просто мне интересно. Я тебе отвечу, почему. Потому что здесь сытно кормят. Потому что здесь на это ведутся. Потому что здесь это продается. Потому что здесь это покупают. Потому что здесь это пользуется спросом. Поэтому фрики со всего мира съезжаются сюда для того, чтобы кормить нас своей мерзостью.

Полный текст по ссылке: https://govoritmoskva.ru/interviews/1831/
________

6 ИЮЛЯ. 5-й телеканал:
"Всё началось с того, что даритель стал высказывать своё недовольство, по его мнению, недостаточным вниманием музейщиков к его «уникальным» дарам, среди которых были даже предметы нижнего белья князя. Якобы ценность предоставленного музейщиками занижается, а работы по учёту его подарков идут крайне медленно. Да и ремонт в особняке Шляковых в городе Ростове, Ярославской области, который Лобанов-Ростовский всюду рекламировал как свой будущий фамильный музей, что-то затягивается.
Музейщикам было, что сказать в ответ. По мнению директора музея «Ростовский кремль», большая часть вещей, которыми были набиты чемоданы, не превышает стоимость княжеского исподнего. Так, несмотря на уже имеющиеся заключения экспертов о ряде художественных работ, ростовские музейщики обязаны были проверять ценность вещей и провели свою экспертизу некоторых даров. И выяснили, что это фальшивки."
Полное видео по ссылке: http://www.5-tv.ru/news/139146/________
7 ИЮЛЯ. Агентство REGNUM:
Полный текст по ссылке: https://regnum.ru/news/2298055.html
________
7 ИЮЛЯ. Портал "Ярновости" публикует КОММЕНТАРИЙ Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО:
"...князь сообщил, что подаренные им работы, выполненные маслом, сопровождены данными химического и искусствоведческого анализа. Есть и графологический анализ. Лобанов-Ростовский подчеркивает: если в России эксперты не несут ответственности за высказанное мнение, то во Франции они аккредитованы при суде. При этом он отметил:– Наука постоянно находит новые методы исследований. Возможно, эксперты обнаружили что-то, чего их предшественники не нашли раньше. К сожалению, у меня нет информации, кто и по каким критериям на этот раз проводил экспертизу. Когда прозвучат имена экспертов, специалисты смогут встретиться и обсудить сделанные выводы".
Полный текст по ссылке: https://yarnovosti.com/rus/news/region/society/lobanov_rostovskii_ovetil_muzeu0707
________
7 ИЮЛЯ. Телеканал "Россия 24":
В сюжете телеканала прозвучал КОММЕНТАРИЙ Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО:
"Я передал эти картины два года тому назад с надлежащими экспертизами. Две русские картины с российскими экспертами, а по (Жоржу) Браку графологический и химический (анализ)... Вдруг сейчас, два года спустя, оказались под подозрением. Я не оспариваю, я не эксперт".

Полное видео по ссылке: http://www.vesti.ru/videos/show/vid/722446/#
_________

9 ИЮЛЯ. "КоммерсантЪ":
Полный текст по ссылке: https://www.kommersant.ru/doc/3350764
________

9 ИЮЛЯ. Канал "Культура"Полный текст по ссылке: https://tvkultura.ru/article/show/article_id/182025
________
10 ИЮЛЯ. REN-TV берет КОММЕНТАРИИ Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО И Е.В. КИМ, которые обвиняют руководство музея в подтасовке результатов с целью отодвинуть создание музея Лобановых-Ростовских:
Полное видео по ссылке: http://ren.tv/novosti/2017-07-10/eks-sotrudnica-rostovskogo-kremlya-rasskazala-o-skandale-vokrug-falshivyh-kartin
_________

13 ИЮЛЯ. Н.Д. ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ ВЫСТУПАЕТ С ЗАЯВЛЕНИЕМ НА РАДИО "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", где говорит, что у него никогда не было цели создать свою "резиденцию" в Ростове на базе предполагаемого музея Лобановых-Ростовских:
"Говорить, что я там могу устроить подпольно себе жилплощадь, может только человек, живущий в этой дыре — Ростове. Когда я приезжаю в Ростов, мне так неприятно там быть, потому что я приезжаю в 1:30 и уезжаю в 8 часов, чтобы не остаться там лишней минуты, несмотря на то, что они мне предлагают останавливаться в гостинице".
Н.Д. Лобанов-Ростовский о вопросе подделок:
"Я не опровергаю тот факт, что они подлинные или подделки, потому что я их подарил, а не продал, с соответствующей экспертизой ведущих советских и российских искусствоведов".
Также в ходе программы обсуждается вопрос доказательной базы, который остается не разъясненным из-за отсутствия в доступе опубликованной экспертной документации.

Полная аудиозапись по ссылке: https://www.balkans.kp.ru/radio/26704.4/3728691/
https://www.yar.kp.ru/radio/26704.4/3728691/
_________

13 ИЮЛЯ. Портал "Вид сбоку" - о комментариях Н.Д. Лобанова-Ростовского касательно Ростова:
Полный текст по ссылке: http://yar-vidsboku.com/news/nikita-lobanov-rostovskiy-nazval-dyroy-rostov-velikiy
_________

13 ИЮЛЯ. Портал Eg.ru - о комментариях Н.Д. Лобанова-Ростовского касательно Ростова:
Полный текст по ссылке: http://www.eg.ru/culture/363004/
_________

13 ИЮЛЯ. "Лента.ру" опубликовала материал, где Н.Д. ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ СОМНЕВАЕТСЯ В ПОДЛИННОСТИ НОВЫХ ЭКСПЕРТИЗ И ОБВИНЯЕТ РУКОВОДСТВО МУЗЕЯ "РОСТОВСКИЙ КРЕМЛЬ" В ТЕНДЕНЦИОЗНОМ ПОДХОДЕ:
"Мне кажется, что дирекция сознательно ищет способы меня дискредитировать, чтобы не создавать музей, — недоумевает меценат".
Также публикуется КОММЕНТАРИЙ ИСКУССТВОВЕДА СВЕТЛАНЫ ДЖАФАРОВОЙ: "Слухи о поддельности русского искусства, и авангарда в частности, сильно преувеличены. Из-за этой точки зрения мы рискуем потерять огромный музей. Вся эта шумиха раздувается ради выгоды торговцев искусством. Им необходимо, чтобы таких полотен было мало, а спрос и цена на них повышались. Нам все время приходится подлинные вещи защищать. Провести отрицательную экспертизу гораздо проще, чем защитить произведение от нападок. Но, увы, русский авангард ценен тогда, когда его мало".



Полный текст по ссылке: https://lenta.ru/articles/2017/07/13/kartini/
__________
14 ИЮЛЯ. Музей публикует ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ С РЕЗУЛЬТАТАМИ ЭКСПЕРТИЗ.
"В феврале-марте 2017 г. исследователями из Петербурга были проведены первые экспертизы, однозначно показавшие, что эти музейные предметы не являются подлинниками. В июне - июле 2017 г. были проведены повторные исследования, на этот раз специалистами из московского Государственного научно-исследовательского института реставрации. Эксперты также пришли к выводу, что эти произведения являются подделками. На заседании Экспертной фондово-закупочной комиссии ГМЗ «Ростовский кремль» было принято решение об изменении атрибуции этих предметов".

Полный текст и документы с результатами экспертиз по ссылке: http://project306498.tilda.ws/
_________

14 ИЮЛЯ. СМИ ПУБЛИКУЮТ ЗАЯВЛЕНИЕ МУЗЕЯ:
76.ру:
Полный текст по ссылке: http://76.ru/text/newsline/320761068040192.html
_________

15 ИЮЛЯ. СООБЩЕНИЕ МИХАИЛА ЗОЛОТОНОСОВА НА ФОРУМЕ ARTINVESTMENT.RU:
Полный текст по ссылке: https://forum.artinvestment.ru/showthread.php?t=357891&page=3
_________

20 ИЮЛЯ. Телеканал НТВ берет КОММЕНТАРИЙ У Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО ПО ПОВОДУ НОВЫХ ЭКСПЕРТИЗ:
"Несмотря на обвинения, нет документа, который указал, какая фирма сделала анализ, и на каком основании они пришли к заключению, что они (картины) фальшивые".

Полное видео по ссылке: http://www.ntv.ru/novosti/1859118/
_________

21 ИЮЛЯ. Музей публикует ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ ПОДДЕЛОК ИЗ МУЗЕЙНОГО ФОНДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И О ПРИЗНАНИИ ФАКТА ПОДДЕЛОК Н.Д. ЛОБАНОВЫМ-РОСТОВСКИМ:
"Три произведения, переданные в 2016 г. и имеющие экспертные заключения, были включены в Музейный фонд РФ с условием последующих дополнительных исследований. Экспертизы, проведенные специалистами из Санкт-Петербурга и Москвы в 2017 г., однозначно показали, что все пять предметов искусства являются подделками, появившимися не ранее второй половины XX века.
Сказанное имеет отношение к трем произведениям А. Экстер, которые Н.Д. Лобанов-Ростовский, по его словам, приобрел у наследника художницы С. Лиссима в 1964 г. Документы, подтверждающие факт приобретения, предоставлены не были. Экспертиза показала, в частности, что в живописной работе использовано вещество, появившееся не ранее 1970-х гг. Н.Д. Лобанов-Ростовский отказался прокомментировать это обстоятельство".

Полный текст по ссылке: http://www.rostmuseum.ru/News/New/6476
___________

22 ИЮЛЯ. Портал "Svoboda.org" публикует СТАТЬЮ МИХАИЛА ЗОЛОТОНОСОВА ОБ ИНФОРМАЦИОННОЙ КАМПАНИИ Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО ДЛЯ ПРОДВИЖЕНИЯ ИДЕИ МЕМОРИАЛЬНОГО МУЗЕЯ И СОЗДАНИЯ УСЛОВИЙ ДЛЯ ПРОДАЖИ ПРЕДМЕТОВ ИЗ ЕГО КОЛЛЕКЦИЙ:"И пока Лобанов умышленно тянул с передачей обещанных шедевров, в качестве приманки оперируя фамилиями Брака и Экстер, он вместе с Еленой Ким заполнял фонды тем, что должно было в будущем образовать его личную мемориальную экспозицию в масштабах целого дома. Понятно, что эти цели не соответствовали статусу ГМЗ и больше смахивали на маразматические фантазии. Например, музей получил ксерокопии документов, выцветшие слайды, репродукции и предметы одежды Лобанова-Ростовского, в том числе – нижнее белье, проще говоря, подштанники, историческая ценность которых определялась исключительно соприкосновением с телом дарителя. Таких предметов, в принципе не подлежащих постановке на государственный учет, в музее оказалось около 15 тысяч.
В изложении же князя все выглядело иначе, торжественно и пафосно, как вклад в мировую культуру: "В марте 2013 года в Ростов было перевезено содержимое Музея Лобановых-Ростовских общей стоимостью 600 тыс. евро. И в последующие годы дары Никиты Дмитриевича регулярно поступали в Ростовский музей. В настоящее время здесь уже поставлено на учет около 1300 музейных предметов XVII–XXI веков, еще свыше 14 тысяч единиц проходят научную обработку".
Полный текст по ссылке: https://www.svoboda.org/a/28630490.html
_________

24 ИЮЛЯ. Портал "Ярновости" О СОПОСТАВЛЕНИИ СТАРЫХ И НОВЫХ ЭКСПЕРТИЗ:
"Есть ли во всей этой истории вина князя Лобанова-Ростовского? Еще в начале июля в беседе с корреспондентом ЯРНОВОСТЕЙ Никита Дмитриевич высказал предположение, что «современные эксперты, возможно, обнаружили что-то, чего их предшественники не нашли раньше».
Действительно, современные эксперты подвергли сомнению заключения своих коллег. «Никаких выводов ни о времени создания картины, ни об ее авторстве в отчете не содержится. Сравнение пигментного состава исследованной картины с пигментным составом эталонных работ Ж. Брака Сильваной Бран не проводилось. Представленные Отчеты не могут ни подтвердить, ни опровергнуть авторство Ж. Брака или время создания картины, вследствие чего не могут рассматриваться как экспертные заключения», – говорится в рецензии на экспертные заключения «Института сохранения и реставрации предметов искусства» о картине Ж. Брака. Та же ситуация и с двумя другими картинами.Князь Лобанов-Ростовский считает, что никакого ущерба музею он не принес, ведь за подаренные картины никаких материальных благ он не получал. А вот в самом музее считают иначе. «История с подделками нанесла ГМЗ «Ростовский кремль» существенный репутационный и материальный ущерб, который не был и, видимо, не будет компенсирован», – говорится на официальном сайте музея".

Полный текст по ссылке: https://yarnovosti.com/rus/news/region/culture/dary_knyazya_otvergnuty
_________

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА" О МЕТОДАХ, БЛАГОДАРЯ КОТОРЫМ ВЫЯВЛЕНЫ ПОДДЕЛКИ:
"Если в двух словах, то изотопно-геохимический анализ выявил во всех полотнах присутствие изотопов стронция-90 и цезия-137. А это значит, что краска была изготовлена не во времена авангардистов, а позднее середины ХХ века, после начала испытаний атомного оружия. Экспертизы показали, что картины искусственно состарены. Ну и с потрохами выдали подделку пигменты, которые не могли использовать художники 20 - 30-х годов. В картине якобы Ильи Машкова явственно присутствовал кобальт спектральный - масляная краска из 60-х, а работа француза Жоржа Брака сверкала титаново-цинковыми белилами, которых и в помине не было в 1928 году. "

Полный текст по ссылке: https://www.yar.kp.ru/daily/26708.5/3733355/

_______

24 ИЮЛЯ. REGNUM О ВЫВОДЕ КАРТИН ИЗ МУЗЕЙНОГО ФОНДА РФ:
"Экспертизы, проведенные специалистами из Санкт-Петербурга и Москвы в 2017 году, показали, что все пять предметов искусства являются подделками, появившимися не ранее второй половины XX века.
Речь идет о трех произведениях А. Экстер, которые князь, по его словам, приобрел у наследника художницы в 1964 году. Документы, подтверждающие факт приобретения, предоставлены не были. Экспертиза показала, в частности, что в живописной работе использовано вещество, появившееся не ранее 1970-х годов."

Полный текст по ссылке: https://regnum.ru/news/2304237.html
В 2013 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский предложил в дар ГМЗ "Ростовский кремль" ряд произведений высокой художественной ценности. Они должны были пополнить имеющуюся у музея коллекцию русского авангарда начала 20 века. В течение нескольких последующих лет эти обещанные музею произведения были центром переговоров и взаимоотношений между музеем и дарителем.
Всего было передано пять таких предметов.

В 2014 г. ГМЗ РК получил два графических произведения, приписываемые А. Экстер, с датировкой 1916 г. В качестве провенанса Н.Д. Лобанов-Ростовский указал приобретение у С. Лисима, наследника А. Экстер, в 1964 г. Эти предметы вызвали сомнения Экспертной фондово-закупочной комиссии. Их атрибуция в музее была сопровождена знаками вопроса (?). Музей воздержался от их занесения в Государственный музейный фонд, понимая, что они нуждаются в дополнительном исследовании и экспертизе, и поместил в научно- вспомогательный фонд. Экспертиза была проведена в 2017 г. Специалисты Государственного Русского музея не подтвердили подлинность этих произведений, отнесли время их создания ко второй половине 20 века.

В апреле и мае 2016 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский передал в ГМЗ "Ростовский кремль" три живописных произведения, приписываемых Ж. Браку, И. Машкову и А. Экстер. Произведения сопровождались экспертными заключениями. Экспертная фондово-закупочная комиссия ГМЗ «Ростовский кремль» сочла целесообразным принять их в Государственный музейный фонд. Сотрудники музея при этом понимали, что эти произведения нуждаются в дополнительных исследованиях и экспертизах.

В феврале-марте 2017 г. исследователями из Петербурга были проведены первые экспертизы, однозначно показавшие, что эти музейные предметы не являются подлинниками. В июне - июле 2017 г. были проведены повторные исследования, на этот раз специалистами из московского Государственного научно-исследовательского института реставрации. Эксперты также пришли к выводу, что эти произведения являются подделками.

На заседании Экспертной фондово-закупочной комиссии ГМЗ «Ростовский кремль» было принято решение об изменении атрибуции этих предметов.
Ниже ГМЗ "Ростовский кремль" публикует документацию, связанную с этими событиями. Она будет оперативно пополняться.
Документация
Новая атрибуция:
Неизвестный художник 2-й половины XX в.
Натюрморт с гитарой.
Вторая половина XX в. (не ранее 1960-х гг.)
Музейная карточка
Старая атрибуция:
Брак Жорж.
Натюрморт с гитарой.
1928.
Документация, поступившая
от Н.Д. Лобанова-Ростовского

Документ 1
Документ 2
Документ 3
Документ 4

Перевод документов

ФОТО
Новая атрибуция:
Неизвестный художник.
(Работал во второй половине XX в.)
Натюрморт с камелиями, фруктами и вином.
Вторая половина XX в. (Не ранее 1960-х гг.)
Музейная карточка
Старая атрибуция:
Машков Илья Иванович.
Натюрморт с камелиями, фруктами и вином.
1918 г.
Документация, поступившая
от Н.Д. Лобанова-Ростовского

Документ
Новая атрибуция:
Неизвестный художник.
(Работал во второй половине XX в.)
Абстрактная композиция с красными, голубыми и жёлтыми полушариями.
Вторая половина XX в. (Не ранее начала 1970-х гг.)
Музейная карточка
Старая атрибуция:
Экстер Александра Александровна.
Абстрактная композиция с красными, голубыми и жёлтыми полушариями.
1918 г.
Документация, поступившая
от Н.Д. Лобанова-Ростовского

Документ

Исследование
Новая атрибуция:
Неизвестный художник.
Эскиз костюмов к спектаклю "Фамира-кифаред"
И. Анненского.
Не ранее 1960-х гг.
Музейная карточка
Старая атрибуция:
Экстер Александра Александровна.
Эскиз костюмов к спектаклю "Фамира-кифаред" И. Анненского.
1916 г. ?
Документация, поступившая
от Н.Д. Лобанова-Ростовского

Не представлена
Экспертизы, сделанные
по заказу музея

Экспертизы от Русского музея
Новая атрибуция:
Неизвестный художник.
Эскиз костюма танцовщицы в тунике к драме "Фамира-кифаред".
Не ранее 1960-х гг.
Музейная карточка
Старая атрибуция:
Экстер Александра Александровна.
Эскиз костюма танцовщицы в тунике к драме "Фамира-кифаред".
1916 г. ?
Документация, поступившая
от Н.Д. Лобанова-Ростовского

Не представлена
Экспертизы, сделанные
по заказу музея

Экспертизы от Русского музея
Ссылки на материалы
Ссылки даны в обратной хронологии и постоянно пополняются.
"Еще одна подделка?" - задается вопросом пользователь соцсети "Фейсбук", анализируя сведения из Госкаталога
В "Фейсбуке" в сопровождении скана предмета из коллекции ГМИИ имени А.С. Пушкина Надежда Лунина высказывает предположение, что в ГМИИ провели экспертизу картины, подаренной музею Н.Д. Лобановым-Ростовским в 2008 году, и не обнаружили оснований датировать ее 1916 г. и подтвердить авторство Дж. де Кирико.

"Еще одна подделка от Лобанова-Ростовского? - На этот раз в ГМИИ?

В феврале 2008 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский подарил ГМИИ им. Пушкина работу де Кирико под названием "Меланхолия поэта" 1916 г. Подарок подавался как знак личной признательности директору музея, Ирине Антоновой. Министр культуры РФ Александр Соколов назвал поступок мецената "возвращением к глубинным русским корням". (См.: https://ria.ru/culture/20080215/99354611.html )

На сомнительность этой работы обратили внимание во время скандала с подделками, подаренными Лобановым-Ростовским Ростовскому музею. "В книге Н.Д. Лобанова-Ростовского "Эпоха. Судьба. Коллекция" (М., 2010. С. 343–344) указано, что у барона Радака он купил много картин, не только "Натюрморт с гитарой" Ж. Брака, оказавшийся подделкой, но и, например "Меланхолию поэта" (1916) Дж. де Кирико и какую-то картину Тео ван Дусбурга, которые подарил ГМИИ им. А.С. Пушкина. Как и картина Ж. Брака, они прошли экспертизу в Париже в Институте сохранения и реставрации предметов искусства (Institute d'Art Conservation et Couleur).

С учетом, во-первых, крайне странного, если не сказать подозрительного договора с бароном Радаком, который производит впечатление сделки двух мошенников, во-вторых, явно некомпетентной экспертизы в парижском Institute d'Art Conservation et Couleur, в-третьих, того бесспорного факта, что одна картина Брака является подделкой, нельзя исключить, что и в ГМИИ им. А.С. Пушкина также хранятся подарки-подделки с княжеского стола. Так что Марине Лошак теперь есть особое задание". ( https://www.svoboda.org/a/28630490.html )

Вероятно, в ГМИИ провели экспертизу подаренной Лобановым-Ростовским работы де Кирико. По крайней мере, в Госкаталоге мы видим новую атрибуцию этого предмета, уже без прежнего пафоса. (http://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=4028499 ) Временем создания значится не 1916 г., как утверждал Лобанов, а просто XX век. А к имени де Кирико добавлено уточняющее указание "приписывается""
Публикация открытого письма калининградской издательницы Лидии Довыденко
2017, 20 августа: на "личном сайте Лидии Довыденко" опубликовано ее "Открытое письмо меценату Никите Лобанову-Ростовскому и его клеветникам"
ПРЕЗИДЕНТ АССОЦИАЦИИ АЛЕКСАНДРЫ ЭКСТЕР АНДРЕЙ НАКОВ ВЫСКАЗЫВАЕТ СОМНЕНИЯ В ПОДЛИННОСТИ РАБОТЫ А. ЭКСТЕР В СОСТАВЕ ДАРА Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО
Профессор Андрей Наков, Президент Ассоциации Александры Экстер, высказал сомнения в подлинности работ художницы, переданных ГМЗ «Ростовский кремль» Н.Д. Лобановым-Ростовским.

Напомним, что Н.Д. Лобанов-Ростовский утверждал, что приобрел эти работы у наследника Экстер С. Лиссима в 1964 г. Однако экспертиза установила, что в живописной работе были использованы материалы, появившиеся только с начала 1970-х гг.

Андрей Наков в своем письме сообщает, что в архиве С. Лиссима не существует документов, подтверждающих эту покупку Н.Д. Лобанова-Ростовского. А также указывает на другие признаки, позволяющие усомниться в правдивости утверждений Н.Д. Лобанова-Ростовского.

1. В архиве С. Лиссима не зафиксирована живописная работа Экстер, подаренная Н.Д. Лобановым-Ростовским ГМЗ "Ростовский кремль".
2. В архиве С. Лиссима не существует документов, подтверждающих эту покупку Н.Д. Лобанова-Ростовского.
3. В 2009 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский был исключен из Ассоциации Александры Экстер так как "проявил видимую неохоту" в борьбе с подделками.
4. У Андрея Накова упомянутая живописная работа Экстер, вызывает "стилистические сомнения".
5. Подпись Экстер похожа на подделку.
6. Ряд известных подделок Экстер "сопровождались подобными же «экспертизами», что и ваша работа, которая приписывается Экстер, в частности лабораторией Jaegers'a, которая, прямо говоря, компрометирована в Западной Европе".
Письмо Андрея Накова публикуется ниже.


28 июля 2017

В Ростовский музей,
Ростов, Российская Федерация
Отвечая на вопрос относительно абстрактной картины, приписываемой Александре Экстер, которая была предложена в качестве дара вашему музею, я бы хотел обратить ваше внимание на следующие факты.

За несколько месяцев до своей смерти (март 1949) Александра Экстер передала по завещанию оставшиеся работы своей мастерской и относящиеся к ним документы своему другу Сeмëну Лиссиму (1901 - 1981), русскому художнику-эмигранту, проживавшему в Нью-Йорке (в то время он был уже американским гражданином). В 1951 году Сeмëн Лиссим юридически оформил владение работами из мастерской Экстер (среди них было также несколько работ, принадлежавших друзьям Экстер), которые были пересланы ему из Франции в Нью-Йорк. В своем завещании Экстер передала непосредственно Лиссиму «права надзора над репродукцией» еë произведений, что соответствует понятию «моральных прав» - так как в то время этот термин еще не был сформулирован так, как он понимается сейчас.

Я встретил Сeмëнa Лиссима в первые месяцы 1970 года, когда я преподавал в Сити Колледже (Университет Нью-Йорка), где я был профессором истории искусства («visiting professor»). Лиссим пригласил меня к себе и у него дома я открыл для себя работы Александры Экстер. Я был глубоко поражен качеством и оригинальностью ее творений. Мы вместе немедленно решили восстановить репутацию художницы, которая на тот момент канула в безвестность.
В течение нескольких лет мы вместе работали над организацией выставок (, Париж 1972 год;, Нью-Йорк 1974 год и другие). В 1972 году я опубликовал в Париже первую после ее смерти книгу об Экстер, а в 1987 содействовал проведению первой российской ретроспективной выставки Экстер в Москве (организованной Михаилом Колесниковым в Музеe им. Бахрушина).

Незадолго до своей смерти Сeмëн Лиссим лично передал мне документы Экстер, которые он унаследовал, также как и свои личные записи относительно полученных им работ: проданных или иным образом выбывших из его владения (он сделал много дарений разным американским и европейским организациям: музеям, университетам и т. п.) Эти документы представляют собой перечень и фотографии работ Экстер, которые он продал или подарил, а также другие касающиеся Экстер материалы: фотографии с работ Экстер, фотографии с аннотациями Лиссима, переписка, биографические материалы Экстер и т. д. После того как Сeмëн Лиссим умер (1981), его вдова Дороти Лиссим довершила это собрание документов, передав мне все оставшиеся документы и записи, которые имели отношение не только к Экстер, но и к работе Лиссима с наследием художницы (включая списки работ Экстер, сделанные самим Лиссимом). Все это, естественно, надлежащим образом продокументировано.

Таким образом, архив документов Лиссима-Экстер с начала восьмидесятых находятся в моем владении, и я прилагаю все возможные усилия, чтобы наилучшим образом исполнить завещание Сeмëнa Лиссима, а именно: защищаю облик творений Александры Экстер.
Когда наша Ассоциация оспорила в суде выставку Экстер в городе Туре, Франция (февраль 2009 года), судья, ведущий расследование (Judge d'instruction), поручил французской полиции проверить, действительно ли мой архив документов Экстер существует. Это было сделано в Париже в начале лета 2009 года и сделало возможным дальнейший ход следствия в городе Туре.

С целью защитить наследие Александры Экстер, которое подверглось серьезной угрозе со стороны возрастающего числа подделок, я уже в 2000 году создал в Париже Ассоциацию Александры Экстер, президентом которой я являюсь по сей день. Позднее, учитывая связанные с растущим числом подделок юридические проблемы, наша Ассоциация получила от французского правосудия право «наблюдать за исполнением моральных прав» в отношении произведенийАлександры Экстер. Это юридическое право регулярно подтверждается французским правосудием в течение последних пяти лет, в том числе в 2017 году. Эта информация приведена на веб-сайте Ассоциации в разделе «Défense de l'œuvre».
В 2000 году я предложил Никите Лобанову присоединиться к Ассоциации.

В феврале 2009 года он был исключен из Ассоциации: так как он проявил видимую неохоту в деле защиты работы Александры Экстер и, в отличие от других членов Ассоциации, не подключился к ней в этот ключевой момент.

Абстрактная картина, приписываемая Экстер,
которая является предметом Вашего письма, не зафиксирована в записях мастерской Александры Экстер, а следовательно и в архиве Лиссима-Экстер. Она не была известна вплоть до того момента, когда появилась как дар вашему музею. Обычно, продавая или передавая в дар работу Экстер, Лиссим делал запись о том, когда и кому он продал или подарил работу.

Покупки Никиты Лобанова отражены во многих документах архива Лиссима (письма Лобанова, заметки Лиссима), включая доказательства платежей (банковые чеки). Абстрактная картина, которая была предложена вашему музею, у Лиссима не отражена.
Прежде чем высказывать мнение об атрибуции работ Экстер, мы требуем полный провенанс (если таковой имеется), подробную информацию об исследовании материала и, особенно, рентгеновскую фотографию – у нас есть большое количество такого сравнительного материала.

Для целей атрибуции это самый важный документ из всех, что мы требуем.
Можете ли Вы переслать нам такую фотографию? Сделать ее будет очень просто и недорого.
Что касается самой композиции, в связи с ней возникают стилистические сомнения, так же что касается способа реализации (dictum), которые могут вести к признанию, или оспариванию, ее атрибуции.

В частности, по поводу подписи: есть ли какие-либо надписи на задней стороне (recto) картины? Не могли бы вы отправить нам изображение задней стороны полотна?


На первый взгляд подпись на вашей абстрактной картине похожа на имитацию., она кажется неподлинной по нескольким причинам, но окончательный вывод должны сделать графологи. Кроме ее исполнения, встает вопрос: почему на такой ранней картине, созданной в России (в 1918-м году Экстер работала в Киеве) нанесена подпись позднего (тридцатые годы), французского периода художника (подпись латинскими буквами) ? Эта же подпись появляется у Экстер только во втором французском периоде (после 1924-го года).
Надо бы обратить Ваше внимание и на факт, что, в связи с судебным следствием, происходившим с начала 2009 года против выставки Александры Экстер в Туре, Франция (в марте 2009 года выставка была конфискована французской полицией,и уголовное расследование продолжается до сих пор, так что на данный момент мы не уполномочены раскрывать какие-либо дальнейшие подробности о нем), в 2009-2010 годах были сделаны, по требованию Ассоциации, два обширных графологических исследования подписей Экстер:
- одно - группой французских судебных графологов (так как многие подписи сделаны латиницей),
- второе – российской судебной графологической службой в Москве, так как есть также и много кириллических подписей.
Что касается двух проектов костюмов (гуашей) для Фамиры-Кифаред, следует проверить, фигурируют ли они в наших документах, зарегистрированы ли они каким-либо образом (мы тщательно следим за полностью репертуара подделок). Это нам можно будет сделать только в сентябре.

Были ли эти гуаши опубликованы в журнале «Наше наследие»? Там мы нашли в свое время несколько имитаций такого же типа.

Ну и наконец: Вы, конечно, знаете, что в последние три года происходит большое расследование в уголовном суде Висбадена (Германия). Летом 2013 года в немецкой прессе было на эту тему большое количество статей. Из более чем полутора тысяч работ, конфискованных немецкой полицией, суд выбрал 20 работ, среди них – две картины, приписываемые Экстер. Эти работы были подвергнуты серьезным техническим и химическим исследованиям, так что там тоже есть большое количество информации, которую можно исследовать. (Эти работы сопровождались подобными же «экспертизами», что и ваша работа, которая приписывается Экстер, в частности лабораторией Jaegers'a, которая, прямо говоря, компрометирована в Западной Европе). В прошлом году судебные органы Висбадена и Берлина (BKA - Bundeskriminalamt) также консультировались с нашей Ассоциацией по поводу этого дела.

Профессор Андрей Наков,

Президент Ассоциации Александры Экстер
Н.Д. ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ ПРИЗНАЛ, ЧТО ПЯТЬ РАБОТ, КОТОРЫЕ ОН ПЕРЕДАЛ В ГМЗ «РОСТОВСКИЙ КРЕМЛЬ», ЯВЛЯЮТСЯ ПОДДЕЛКАМИ
15 июля
Н.Д. Лобанов-Ростовский в переписке с корреспондентом газеты «Коммерсант» признал, что пять работ, переданные в ГМЗ «Ростовский кремль», являются подделками. Письма были пересланы Н.Д. Лобановым-Ростовским представителю музея 15 июля с темой электронного сообщения «Мои дары Копии».

А. Тихонов – Н.Д. Лобанову-Ростовскому, 15 июля
Если Вы еще не читали сегодняшний "Коммерсант". Приятного Вам и Вашей супруге отдыха.
С уважением, А.Т.
(к письму прикреплена статья в газете «Коммерсант» от 15.07.2017 «Музей «Ростовский кремль» опубликовал результаты экспертиз даров князя Лобанова-Ростовского», https://www.kommersant.ru/doc/3359259)

Н.Д. Лобанов-Ростовский – А. Тихонову, 15 июля
Спасибо А.А. за ссылку. Да, реаль такова, что новые суждения признали картины копиями. (…) Остался в дураках, потеряв на них деньги. Cet la vie. Привет вам. Никита.
19 июля
Из переписки с представителем ГМЗ «Ростовский кремль»
Представитель музея – Н.Д. Лобанову-Ростовскому, 18 июля
Уважаемый Никита Дмитриевич!

Благодарю за "черновик № 3" от 10.07 Вашей реплики в КП, которую принял к сведению. Не ясно, дошло ли ваше письмо до газеты, т.к. по сию пору она, кажется, так им и не воспользовалась. Может быть на радио КП? Удалось ли Вам ознакомиться с чередой последних экспертиз, опубликованных на сайте музея? Направляю также для сведения эту ссылку - http://project306498.tilda.ws/

За различными публикациями на актуальную тему внимательно слежу.
Н.Д. Лобанов-Ростовский – представителю музея, 19 июля
КП не опубликовала ответ. Не оспариваю экспертизу. В дураках оказался я, потеряв много денег на покупке картин, на основании экспертиз которых передал Музею. (…) Никита.
REN-TV. Патовая ситуация: Подаренные ростовскому Кремлю картины оказались подделками
Скандальным финалом завершилась история картин, подаренных ростовскому Кремлю. Окончательная экспертиза подтвердила: пять полотен, которые широким жестом презентовал музею князь Лобанов-Ростовский, действительно оказались подделками. Причем не слишком давними. Ситуация патовая: Кремлю фальшивки не нужны, а меценат обижен — его выставили мошенником. Впрочем, похоже, картинам все-таки нашли применение.
Дорогостоящие полотна кисти Машкова, Брака и Экстер, подаренные меценатом князем Лобановым-Ростовским музею Ростова Великого и рассорившие лондонского мецената с Министерством культуры, самая натуральная подделка. В одном случае авторы подделки использовали состаренный холст — ровесник художника, но при этом акриловые краски, которыми в начале 20-го века не писали.

На картине есть французское клеймо, также поддельное, призванное убедить покупателя в том, что полотно проходило реставрацию в Париже. Аферисты, заметая следы, создавали эффект возраста картине. Все это с одной целью — набить цену поддельному Машкову. Автор явно изучал его живопись и старался копировать манеру.
Если Машкова выдали акриловые краски, то еще одну картину — натюрморт Брака — титаново-свинцовые белила. Они тоже родом из 60-х 20-го века. Живописец ими пользоваться не мог. Учитывая важность и общественный резонанс, экспертиза НИИ реставрации была внеплановой и экстренной. Однако все эти выводы только подлили масла в огонь скандала между меценатом и дарителем картин князем Лобановым-Ростовским и отечественным Минкультом. Министерство подчеркивает — оно уведомило князя о том, что он передал в Ростов подделки конфиденциально. Князь сам затеял скандал, придав огласке эту историю.
Князь же уверяет, что ни сном ни духом не ведал о подделках. Покупал картины как подлинники и по цене подлинников. И глубоко оскорблен попытками представить мошенником его — известнейшего популяризатора русского искусства и дорожащего своей репутацией знатока русской культуры.

Полотна, оказавшиеся подделкой, только часть дара, причем ничтожно малая и далеко не самая раритетная. В надежде устроить в Ростове Великом музей предков ростовских княжичей меценат передал негостеприимной родине 15 тысяч предметов хранения.

ОРИГИНАЛ:
http://ren.tv/novosti/2017-07-27/patovaya-situaciya-podarennye-rostovskomu-kremlyu-kartiny-okazalis-poddelkami
REGNUM. Минкульт вывел поддельные картины из фонда ярославского музея
РОСТОВ, ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ, 24 июля 2017, 10:21 — REGNUM Министерство культуры издало приказ о выводе из музейного фонда Российской Федерации трех поддельных произведений живописи, переданных князем Никитой Лобановым-Ростовским в ярославский государственный музей-заповедник «Ростовский кремль». Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в музее.

Речь идет о трех произведениях А. Экстер, которые князь, по его словам, приобрел у наследника художницы в 1964 году. Документы, подтверждающие факт приобретения, предоставлены не были. Экспертиза показала, в частности, что в живописной работе использовано вещество, появившееся не ранее 1970-х годов.Потомок русских эмигрантов считается одним из крупнейших владельцев коллекции русского искусства, он передавал в дар предметы с экспертными заключениями об их подлинности. В ростовский музей было передано пять произведений художников начала XX века — А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака. Все эти работы вызвали сомнения у сотрудников музея. Три произведения, переданные в 2016 году и имеющие экспертные заключения, были включены в Музейный фонд РФ с условием последующих дополнительных исследований. Экспертизы, проведенные специалистами из Санкт-Петербурга и Москвы в 2017 году, показали, что все пять предметов искусства являются подделками, появившимися не ранее второй половины XX века.

ОРИГИНАЛ: https://regnum.ru/news/2304237.html
КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА. Эксперты ловят фальшивые картины на красках, как спортсменов на допинге
Суть такая: долгие годы известный британский меценат задаривал музей картинами, предметами личного гардероба, историческими документами и другими артефактами. Музейщики благодарили и даже обещали устроить 82-летнему князю музей его семьи в Ростове, но потом отдали самые дорогие экспонаты - картины авангардистов Александры Экстер, Ильи Машкова и Жоржа Брака - на экспертизу. Дареные картины стоимостью в миллионы долларов, оказались фальшивками. Да еще директор Музея «Ростовский кремль» за­явила, что знать не знает о музее семьи князя в Ростове.

ЭТИХ КРАСОК У АВАНГАРДИСТОВ НЕ БЫЛО

После публикации в «КП» князь справедливо потребовал рассказать, кто именно признал картины подделками. Даже выступил в эфире Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) - он-то был уверен, что преподносит настоящие шедевры.
- Действительно существуют огромные возможности, что это может быть так (т. е. картины могут оказаться поддельными. - Ред.), потому что за последние 10 - 15 лет появилось очень много критериев по довольно точному определению возраста картин, - сказал в эфире Никита Дмитриевич.

И вот Музей «Ростовский кремль» обнародовал результаты экспертиз княжеских даров. Заключения, сделанные в Государственном научно-исследовательском институте реставрации (ГосНИИР) и Институте геологии и геохронологии докембрия Санкт-Петербурга, признали пять работ, присланных князем, подделками, выполненными в 60-х, а иногда даже в 70-х годах прошлого века. Подробные экспертные заключения выложены на сайте (http://www.rostmuseum.ru/News/New/6472).

Если в двух словах, то изотопно-геохимический анализ выявил во всех полотнах присутствие изотопов стронция-90 и цезия-137. А это значит, что краска была изготовлена не во времена авангардистов, а позднее середины ХХ века, после начала испытаний атомного оружия. Экспертизы показали, что картины искусственно состарены. Ну и с потрохами выдали подделку пигменты, которые не могли использовать художники 20 - 30-х годов. В картине якобы Ильи Машкова явственно присутствовал кобальт спектральный - масляная краска из 60-х, а работа француза Жоржа Брака сверкала титаново-цинковыми белилами, которых и в помине не было в 1928 году. И так далее.

ДОКУМЕНТЫ КНЯЗЯ НЕ ПОДДЕЛКА

Ну а как же экспертизы, подготовленные князем? Неужели тоже подделка?
Не подделка. Например, подлинность «Абстрактной композиции» Александры Экстер подтвердил ведущий специалист по ее творчеству Г. Ф. Коваленко, доктор искусствоведения, заведующий отделом русского искусства XX века НИИРоссийской академии художеств, экспертное заключение на 32 страницах содержит результаты технико-технологических исследований.

Авторы других экспертиз - люди не менее уважаемые: «Натюрморт с камелиями, фруктами и вином» исследовал Г. Г. Поспелов, чья докторская диссертация посвящена художникам «Бубнового валета», а химический анализ делали немецкие специалисты. Авторство «Натюрморта с гитарой» Жоржа Брака подтверждено французской фирмой, аккредитованной в апелляционном суде Парижа, она же делала химический и графологический анализы.
Просто ситуация с оценкой картин страшно напоминает историю с допингом. То, что невозможно было обнаружить еще десять лет назад, сегодня выявляется на раз-два. В итоге спортсмены теряют заработанные награды, а признанные шедевры объявляют подделками.
Однако, подчеркивает князь Лобанов-Ростовский, ущерба музею он не принес и попался сам, ведь его подарки были именно подарками и денег взамен он не требовал.

В натюрморте, приписываемом Илье Машкову, эксперты нашли масляную краску 60-х годов, которой не было при жизни художника.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Члены профессионального сообщества считают, что с князем Лобановым-Ростовским поступили неэтично.
- Все эти проблемы с экспертизами картин можно было бы решить кулуарно, - отмечает директор Научно-исследовательской независимой экспертизы им. Третьякова Александр Чвала. - В западной практике нередко случается, что в подаренные коллекции попадают и фальшивые вещи. Их позже снимают, что называется, тихо и аккуратно.

Взять бы и договориться на этом месте. Но, по словам директора Музея «Ростовский кремль» Натальи Каровской, неизвестно, будут ли продолжаться отношения с Никитой Дмитриевичем. В телефонном разговоре с «КП» Наталья Каровская назвала идею музея семьи Лобановых-Ростовских княжьими выдумками. Но это не совсем так.

Бумаги-то при князе. И, как отмечает Никита Лобанов-Ростовский, Наталья Каровская сама же и предложила приспособить под музей Лобановых-Ростовских дом купца Шляхова. Предложение было сделано письменно задолго до получения злополучных фальшивых работ. Ведь и до, и после князь присылал немало настоящих ценностей - гравюры, эстампы, картины и акварели русских и западных художников XVIII - XIX веков, книжные издания с автографами, которые неоднократно выставлялись в музее.

- У меня есть письмо Натальи Каровской, а также и от первого зам- министра культуры Владимира Аристархова, который пишет, что директор Каровская - инициатор идеи создания дома-музея Лобанова-Ростовского. Под это Минкульт выдал средства на ремонт. Я письменно предложил денежно участвовать в ремонте, но Минкульт не принял предложение, - отмечает князь. - Каровская укоряет меня за то, что я привозил одежду в музей без того, чтобы это согласовывать с ней или сотрудниками музея. В ответ указываю, что все, что я привез, было сделано и принято с ее согласия.

Несмотря на обиду, инцидент не повлияет на сотрудничество мецената с Ростовом.
- У меня интерес эмоциональный. Мои предки были удельными ростовскими князьями, у меня атавистическая привязанность к Ростову и желание оставить что-то здесь. Чиновники музеев приходят и уходят, появятся другие музейщики, и будет другое отношение. Так что я еще, конечно, буду дарить значительные вещи.

ОРИГИНАЛ: https://www.yar.kp.ru/daily/26708.5/3733355/
ЯРНОВОСТИ. Музейный фонд отверг дары князя Лобанова-Ростовского
Три картины, переданные князем Никитой Лобановым-Ростовским Государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль», признаны поддельными произведениями живописи и приказом Министерства культуры РФ выведены из Музейного фонда Российской Федерации.

Напомним, изначально в музей было передано пять произведений выдающихся художников начала XX века – Александры Экстер, Ильи Машкова и Жоржа Брака. Еще в 2014 году две работы вызвали серьезные сомнения у сотрудников музея. Экспертная фондово-закупочная комиссия тогда не приняла их в состав Музейного фонда и оставила в научно-вспомогательном фонде. А вот три произведения, переданные князем в 2016 году и имеющие экспертные заключения, были включены в Музейный фонд РФ с условием последующих дополнительных исследований.

В 2017 году экспертизы, проведенные специалистами из Санкт-Петербурга и Москвы, показали, что вся пять картин являются подделками, появившимися не ранее второй половины двадцатого века.

Есть ли во всей этой истории вина князя Лобанова-Ростовского? Еще в начале июля в беседе с корреспондентом ЯРНОВОСТЕЙ Никита Дмитриевич высказал предположение, что «современные эксперты, возможно, обнаружили что-то, чего их предшественники не нашли раньше».

Действительно, современные эксперты подвергли сомнению заключения своих коллег. «Никаких выводов ни о времени создания картины, ни об ее авторстве в отчете не содержится. Сравнение пигментного состава исследованной картины с пигментным составом эталонных работ Ж. Брака Сильваной Бран не проводилось. Представленные Отчеты не могут ни подтвердить, ни опровергнуть авторство Ж. Брака или время создания картины, вследствие чего не могут рассматриваться как экспертные заключения», – говорится в рецензии на экспертные заключения «Института сохранения и реставрации предметов искусства» о картине Ж. Брака. Та же ситуация и с двумя другими картинами.

Князь Лобанов-Ростовский считает, что никакого ущерба музею он не принес, ведь за подаренные картины никаких материальных благ он не получал. А вот в самом музее считают иначе. «История с подделками нанесла ГМЗ «Ростовский кремль» существенный репутационный и материальный ущерб, который не был и, видимо, не будет компенсирован», – говорится на официальном сайте музея.

Федеральным СМИ Никита Лобанов-Ростовский сообщил о своей готовности продолжить сотрудничество с Государственным музеем-заповедником «Ростовский кремль». А вот в музее на вопрос о дальнейших контактах с меценатом отвечать не стали, посоветовав внимательно изучить результаты проведенных экспертиз.

ЯРНОВОСТИ

24.07.2017 12:32:35

ОРИГИНАЛ: https://yarnovosti.com/rus/news/region/culture/dar...
SVOBODA.ORG. Подарки и подделки
Финал шумной истории с подделками от Лобанова-Ростовского поставило появившееся 21 июля 2017 г. на сайте ГМЗ "Ростовский кремль" объявление:
Приказом Министерства культуры РФ № 1224 от 20 июля 2017 г. из Музейного фонда Российской Федерации выведены три поддельных произведения живописи, переданных Н.Д. Лобановым-Ростовским в Государственный музей-заповедник "Ростовский кремль".
<…> 14 июля 2017 г. экспертные заключения были опубликованы на сайте ГМЗ "Ростовский кремль". 15 июля Н.Д. Лобанов-Ростовский признал факт передачи подделок в переписке с корреспондентом газеты "Коммерсант" и в последующей переписке с представителем музея заявил, что не оспаривает результаты экспертизы.

История с подделками нанесла ГМЗ "Ростовский кремль" существенный репутационный и материальный ущерб, который не был и, видимо, не будет компенсирован".

"Tu l'as voulu, Georges Dandin!"

А стартовал скандал 6 июля 2017 г. В этот день Лобанов-Ростовский Никита Дмитриевич (род. 1935), гражданин США и РФ, живущий в Лондоне, в одно мгновение стал персонажем масскульта и скандальной хроники. Ограниченную известность в кругах искусствоведов как коллекционер русского искусства он имел раньше. Известен также был тем, что всячески стремился прославить свой княжеский род, истоки которого уходят в XV век.
И если не брать в расчет некоторые нюансы, своей цели Лобанов добился: теперь о нем в России знают все, потому что картины известных художников, которые составляли центральную и якобы самую ценную часть всего дара, оказались подделками.

А источником самых первых сведений об этом, как это ни парадоксально, оказался сам князь, который обратился в "Комсомольскую правду", очевидно, в надежде на то, что они сразу и безоговорочно займут его сторону, потому что как же может быть иначе в отношении князя, аристократа, голубой крови… Видимо, Лобанов-Ростовский подумал, что через прессу он надавит на Государственный музей-заповедник "Ростовский кремль", ГМЗ сразу испугается, заплачет и "бунт крепостных", которых он облагодетельствовал своими княжескими подарками, будет быстро подавлен.

Так ему, наверное, показалось, когда он получил письмо из Ростова от 22 июня 2017 г. Директор ГМЗ "Ростовский кремль" Н.С. Каровская сообщала в этом письме Лобанову-Ростовскому, что "в процессе подготовки к экспонированию коллекции русского авангарда ГМЗ <…> проводит комплексную экспертизу предметов этой коллекции, в том числе и произведений, переданных Вами. В настоящее время музеем получены отрицательные экспертные заключения о подлинности произведений: Машков И.И. Натюрморт с камелиями, фруктами и вином. 1918 <…>, Экстер А.А. Абстрактная композиция <…>. 1917–1918, Брак Ж. Натюрморт с гитарой. 1928. <…> В процессе искусствоведческой и технико-технологической экспертиз установлено, что эти произведения не являются подлинными произведениями указанных авторов, а являются подделками. Решением Экспертной фондово-закупочной комиссии музея-заповедника, с учетом проведенных экспертиз, в атрибуцию указанных предметов внесены соответствующие изменения. В настоящее время проводится экспертиза подлинности двух графических произведений А.Экстер, поступивших от Вас в 2013 г.". Затем Каровская известила горе-дарителя, что решением Экспертной фондово-закупочной комиссии музея Лобанову вернут часть предметов, поступивших от него на временное хранение. В том числе "предметы принадлежащей Вам одежды, художественная литература на английском языке массовых изданий, несколько тысяч слайдов (по состоянию сохранности), современная мебель, репродукции, компьютерные дискеты и диски, видеокассеты и др. <…> Большая часть этих предметов попала в музей без ведома администрации и соблюдения регламентированных законодательством процедур включения в Музейный фонд Российской Федерации. Сотрудница музея (теперь уже бывшая) Е.В.Ким, сосредоточила их в своей квартире, а затем скрытно пронесла в свою рабочую комнату на территории музея. <…> После решения ЭФЗК дальнейшее нахождение этих предметов на территории музея невозможно. Предлагаем Вам обсудить способ возврата этих предметов. Министерство культуры РФ проинформировано о создавшейся ситуации".

26 июня 2017 г. Лобанов-Ростовский написал ответное письмо: сначала напомнил, что к картинам приложил экспертные заключения, и тут же пригрозил:
"Рад был бы получить материалы Ваших экспертов. Это необходимо для дальнейшего выяснения обстоятельств, поскольку речь идет o репутации ведущих русских, а также французских, немецких и английских специалистов, ранее подтвердивших подлинность подаренных мною картин. Поэтому разумнее предоставить выяснение вопроса подлинности картин экспертам обеих сторон. Судебные процессы на эту тему в России длятся годами и редко выясняют суть (см. судебное дело по Сомову в Санкт-Петербурге). Однако, во Франции, в отличие от России, мнение о подлинности картины ведет за собой юридическую ответственность".

Затем Лобанов выразил недоумение:
"Мне не ясно, почему вдруг возник вопрос о невостребованности многих моих дарений? За последние 4 года я от Вас, Наталья Стефановна, не получал возражений, и соответственно привозил ежемесячно по 2 чемодана с дарами, каждый весом в 32 кг. Передавал их в Домодедово Вашим часто меняющимся сотрудникам. Неужто я из мазохизма отбирал дары, паковал и вез в Москву? Дабы насильственно Вам передать? Ваши сотрудники приезжали меня встречать, непременно получив Ваше на то распоряжение. Они принимали дары и выдавали мне на них документы об их получении, подписанные сотрудниками музея и Вами утвержденные. И вдруг Вы сообщаете, что эти дары не соответствуют профилю музея. Где же Вы были до того? Как мне понять эту нестыковку?

Из того, что Вы перечислили, например,
  1. массово изданные на английском языке книги – их передача была согласована лично с Вами;
  2. одежда – обсуждено с сотрудником музея М.Н.Ходосовой после того, как она проконсультировалась с Вами;
  3. репродукции – в Вашем присутствии и с Вашим одобрением обсуждалось создание на их основе передвижной выставки, которая и была организована Музеем.
Таким образом, все это я доставил из Лондона в Москву после согласования с Вами непосредственно или через Ваших сотрудников, что я могу подтвердить нашей перепиской".
Копии своего письма Лобанов тут же отправил трем депутатам Думы – в том числе в комитеты по безопасности и борьбе с коррупцией, по культуре и по образованию и науке. Действительно, выявить подделки в том, что в ГМЗ передал Лобанов, – это значит поставить под угрозу безопасность России! Как тут не написать в родное КГБ (в комитете по безопасности они все именно из этой славной организации). Однако угрозы князя на Н.С. Каровскую совершенно не подействовали. 29 июня 2017 г. директор ГМЗ "Ростовский кремль" написала Лобанову второе письмо. Во-первых, она выразила удивление тем, что он ознакомил с деталями истории посторонних лиц, хотя информация была сугубо конфиденциальной и была сообщена Лобанову просто из вежливости; во-вторых, напомнила, что ГМЗ неоднократно обращался к нему с просьбами "передавать на временное хранение только вещи, имеющие несомненную художественную и историко-культурную ценность", а большая часть предметов, лишенных таковой ценности, "поступила в музей вообще без согласования и без оформления каких-либо документов". И снова: ГМЗ "не может включить в Государственную часть музейного фонда Вашу личную одежду (включая предметы нижнего белья), современную мебель" и т.д. И вообще ГМЗ никогда не планировал создание "Музея Лобановых-Ростовских", который не упоминается "ни в одном документе, подписанном нами, в том числе – в договорах дарения. Говорить о таком проекте – вводить в заблуждение государственные органы и общественность. ГМЗ "Ростовский кремль" в начале сотрудничества высказал готовность создать специальную художественную экспозицию в том случае, если Вами будут переданы предметы высокого художественного уровня. Для ее размещения была предложена часть помещений дома основателя музея – И.А.Шлякова. Однако переданные в музей предметы по своему качеству гораздо ниже общего художественного уровня наших коллекций. <…> Ситуацию осложняет негативная оценка экспертами подлинности пяти центральных предметов, переданных Вами". В общем, нарыв созрел, и пришла пора его вскрыть. В музее явно устали от того, что Лобанов, все время напиравший на свое княжеское происхождение, относится к сотрудникам ГМЗ как к своей дворне. И вот эти-то три скандальных письма, которые вообще не стоило кому-то показывать, Лобанов передал в "Комсомольcкую правду". Наивный Никита Лобанов! "КП" сходу вдарила по нему с истинно комсомольским задором (точно как у Мандельштама: "Вдарь, Васенька, вдарь!"), и уже заголовок самой первой на эту тему статьи Е. Коробковой от 6 июля 2017 г. – "Князь Лобанов-Ростовский подарил России поддельные картины", а тем более подзаголовок ("В распоряжении "КП" оказались документы, которые свидетельствуют: фейковые дары британского мецената оказались ненамного ценнее княжеских подштанников"), не оставил никаких надежд на сохранение репутации. Потому что прессе всегда нужна сенсация, и даже если бы вдруг оказалось, что дары не поддельные, а самые настоящие (но этого после тщательных экспертиз в Петербурге и Москве не оказалось), все равно для прессы гораздо предпочтительнее криминальный вариант с подделками. К тому же еще и князь, которого можно разоблачить. Помните у Жванецкого? "Одно неосторожное движение – и ты отец". Так и тут: одно неосторожное движение его сиятельства в сторону "КП" – и на собственной репутации он поставил крест, и всё это войдет и в статью в "Википедии", и в некролог, и черт знает куда еще. Как говорится, "Tu l'as voulu, Georges Dandin!".
Впрочем, у этой скандальной истории есть предыстория о том, как князь целенаправленно шел к своей "минуте славы".

Предыстория

Впервые тема продажи коллекции Н.Д. Лобанова-Ростовского возникла в 1994 г.
В ГМИИ им. А.С. Пушкина состоялась некая презентация двухсот работ, которые отобрали эксперты. Цена была назначена в 3,5 миллиона долларов. Однако покупка не состоялась. Якобы в 1999 г. какие-то произведения из коллекции князя предполагал купить З. Церетели за 3 миллиона долларов, но тоже не купил. И наконец, 15 февраля 2008 г. коллекцию князя приобрел международный благотворительный фонд "Константиновский" для заполнения хотя бы чем-то Константиновского дворца, заново открытого после евроремонта (к реставрации то, что было в спешке сделано, никакого отношения не имело). Князю заплатили 16 миллионов долларов, по словам В.И. Кожина, начальника Управления делами президента и председателя совета фонда "Константиновский", за "810 произведений театрально-декорационного искусства (эскизы костюмов, декораций, афиши, программки), созданных примерно 140 русскими художниками в 1880–1930-х годах". Кстати, спустя два года, 4 марта 2010 г., оказалось, что выплата составила 20 миллионов долларов). В общем, ясно, что князем попользовались.
На пресс-конференции в петербургском отделении ИТАР-ТАСС "журналистам показали слайды с работ Льва Бакста, Ивана Билибина, Александра Бенуа, Константина Коровина, Николая Рериха, Марка Шагала, Натальи Гончаровой, Александры Экстер, Павла Челищева, Сони Делоне и других больших художников" (Толстова А. Коллекция Лобановых-Ростовских переедет в Петербург и откроется для публики в сентябре // Коммерсантъ. 2008. 23 июня ).
Тогда планировалось временно разместить покупку в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства (пл. Островского, 6), а потом отправить в Стрельну, в Константиновский дворец. Но все купленное так и лежит с сентября 2008 г. и до сегодняшнего дня в музее. Кстати, за это время все предметы, купленные у князя, вошли в Музейный фонд РФ, а 25 октября 2013 г. Кожин сообщил, что коллекцию решили оставить в музее.

Думаю, что вопрос о подлинности артефактов, находящихся в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства, – это тема ближайшего будущего, тем более что в начале июня 2017 г. в связи с тем, что в Ростовском кремле обнаружили подделки из коллекции князя, Министерство культуры в экстренном порядке затребовало в музее театрального и музыкального искусства и во всех других музеях, где есть подарки князя (например, в ГМИИ), документацию на 968 предметов, полученных из фонда "Константиновский" (а не на 810, как иногда пишут). Вроде бы в запросе из Министерства культуры речь шла об экспертизах на предмет подлинности. Сомневаюсь, что они были сделаны. Между тем, по мнению специалистов, знакомых с коллекцией Лобанова-Ростовского по альбому "Художники русского театра / Текст Джона Боулта" (М., 1990), среди эскизов декораций и костюмов, которые хранятся в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства, могут быть подделки. Естественно, это не результат экспертизы, а лишь мнение, но высказано оно знающими искусствоведами. Так что директору музея Н.И. Метелице стоит уже побеспокоиться.

В той статье А. Толстовой были названы две фамилии "приемщиков" – Ю. Бобров из Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина и Е. Грушвицкая, научный сотрудник музея. Думаю, что при приеме материалов никакой экспертизы не было, просто пересчитали количество и всё. Экспертизу на предмет подлинности при приеме в музеях, как правило, не проводят.

Не исключаю, что если подделки обнаружатся и в том, что было куплено за 16 миллионов долларов, то фонд "Константиновский" может предъявить иск князю Лобанову-Ростовскому, поскольку срок исковой давности исчисляется со дня, когда покупатель узнал о подделке, а этот срок по Гражданскому кодексу равен трем годам. Так что нельзя исключить, что помимо репутационных потерь в Ростове князя ждут судебные разбирательства и финансовые потери в Санкт-Петербурге.

Обрадованный негоцией с фондом "Константиновский", князь обратился в 2012 г. в ГМЗ "Ростовский кремль" с предложением принять от него дар. Назвал четыре фамилии: Илья Репин, Александра Экстер, Жорж Брак, Илья Машков. Музей согласился принять эти и другие произведения в качестве дара, поскольку то, о чем предварительно говорилось, несомненно имеет историко-культурную, художественную и музейную ценность. Предполагалось, что в ГМЗ может быть создана отдельная экспозиция из подаренных князем произведений искусства.
С декларацией о намерении князь выступил не то в конце 2011-го, не то в 2012 году. А три произведения из названных: Экстер, Брака и Машкова передал в апреле или мае 2016 года. Возможно, задержка была связана с тем, что в 2013 году Лобанов-Ростовский попытался продать все тому же фонду "Константиновский" произведения из своей коллекции, на этот раз живописные, в том числе и те самые три произведения, которые он в 2016 г. подарил в ГМЗ "Ростовский кремль".

Однако эксперты ГТГ, которые были командированы министерством культуры к Лобанову-Ростовскому для осмотра и экспертной оценки коллекции, предложенной к продаже, уверенно высказали мнение, что им показали подделки. В связи с этим возникает вопрос: сообщило Министерство культуры о результатах экспертизы Лобанову или нет. Судя по всему, дело замяли, шума никто не поднимал ради сохранения репутации князя, "патриота своей Родины" и большого друга Российской Федерации.
Впрочем, у задержки в четыре года (2012–2016) была и другая причина – тайный проект князя.

В Ростов, на княжение

Что происходило в отношениях между Лобановым и музеем между 2012-м и апрелем-маем 2016 года? Например, было передано немного живописи, которую можно определить как малозначительную и музейного значения не имеющую, например, поздние авторские повторения Владимира Немухина (1925–2016), художника второй волны русского авангарда, например его "Слон" (1990). В рекламной статье о князе об этом было написано с нескрываемым восторгом: "Искусство начала XXI века представляют несколько работ живущего в Германии Жени Шефа и небольшая, но весьма представительная и разнообразная коллекция произведений В.Н. Немухина – одного из самых дорогих русских художников. Сейчас, благодаря дару Н.Д. Лобанова-Ростовского, в музее хранится девять произведений признанного мастера, характеризующих зрелый период его творчества в живописи, графике, скульптуре и декоративно-прикладном искусстве".

В этой же статье было отмечено, что князь "преподнес в дар Ростовскому музею портрет своей первой супруги Нины, выполненный в 2003 году профессором Санкт-Петербургского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Л.С. Давиденковой. Лидия Сергеевна – выдающийся портретист, чья кисть запечатлела композитора М. Таривердиева, писателя В. Каверина, режиссера Г. Товстоногова, актера и режиссера О. Ефремова и других известных деятелей культуры. Портрет Нины Лобановой-Ростовской – в этом ряду".

Если бы такие подарки поступили в картинную галерею какого-нибудь колхоза, там были бы рады, но у ГМЗ "Ростовский кремль" другой уровень и другой статус.
Между тем одно исключение было: Лобанов привез две графические работы Александры Экстер, одной из звезд русского авангарда самой первой волны, и сразу повесил их в том зале, где сотрудница музея делала выставку даров. Это были эскиз костюмов к спектаклю "Фамира-кифаред" в Камерном театре в постановке А. Таирова и эскиз костюма танцовщицы для того же спектакля. Однако в музее эти эскизы не "показались" настолько, что их даже не стали включать в реестр Музейного фонда РФ, а внесли в научно-вспомогательный фонд. Возможно, это стало первым, еще не вполне осознанным сигналом тревоги.

Принять

А в отношениях с дарителем возник и стал укрепляться боковой сюжет, связанный с сотрудницей ГМЗ Еленой Ким, ученым секретарем, которой эти отношения было поручено поддерживать и развивать в ожидании обещанных шедевров. Елена Ким получаемые от князя предметы использовала на выставках даров, хотя эти предметы не включались в основной фонд, а их атрибуции снабжались вопросительными знаками. Исследования отложили на потом, до лучших времен, воспринимая выставки с архивными документами и малоценными предметами в качестве актов вежливости в предвкушении "художественных сокровищ".
Естественно, что в отношениях с дарителем нужно было соблюдать определенную тактику – можно, скажем, принять какие-то документы из личного архива князя, но выборочно. Поэтому часть переданных предметов, которая имеет определенную историко-культурную ценность, была принята на постоянное хранение. Среди них произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, архивные документы и фотографии. Однако по своему качеству это собрание все равно уступало общему уровню коллекций ГМЗ и потому не могло стать основой отдельной экспозиции.

Но принять посудомоечную машину и две кровати с постельным бельем, другие лишенные ценности предметы, например, три (!) бюста князя Лобанова-Ростовского работы скульптора Баранова, его дочери и ученика, а также весь архив князя без разбора, т.е. все, что у него накопилось за долгую жизнь и вовремя не было отправлено в мусорные контейнеры Нью-Йорка и Лондона, ГМЗ не мог по определению. Однако Елена Ким привезла к себе домой, а затем скрытно пронесла в музей, в свое рабочее помещение, множество предметов, полученных от князя, а Лобанов жаловался лично министру культуры на то, что ГМЗ отказывается принимать ценнейшие артефакты. В итоге музей был вынужден принять и предметы бытового обихода на ВХ. В ГМЗ такое поведения Лобанова было воспринято как откровенное хамство.

И пока Лобанов умышленно тянул с передачей обещанных шедевров, в качестве приманки оперируя фамилиями Брака и Экстер, он вместе с Еленой Ким заполнял фонды тем, что должно было в будущем образовать его личную мемориальную экспозицию в масштабах целого дома. Понятно, что эти цели не соответствовали статусу ГМЗ и больше смахивали на маразматические фантазии. Например, музей получил ксерокопии документов, выцветшие слайды, репродукции и предметы одежды Лобанова-Ростовского, в том числе – нижнее белье, проще говоря, подштанники, историческая ценность которых определялась исключительно соприкосновением с телом дарителя. Таких предметов, в принципе не подлежащих постановке на государственный учет, в музее оказалось около 15 тысяч.

В изложении же князя все выглядело иначе, торжественно и пафосно, как вклад в мировую культуру: "В марте 2013 года в Ростов было перевезено содержимое Музея Лобановых-Ростовских общей стоимостью 600 тыс. евро. И в последующие годы дары Никиты Дмитриевича регулярно поступали в Ростовский музей. В настоящее время здесь уже поставлено на учет около 1300 музейных предметов XVII–XXI веков, еще свыше 14 тысяч единиц проходят научную обработку".

Такие рапорты регулярно появлялись в прессе, по стилю напоминая статьи в советских газетах об успехах в социалистическом соревновании.

Проводились активные рекламные мероприятия и на ТВ. Если сказать, что телеканал "Культура" обслуживал князя и курил ему фимиам, доводя славословия до полного абсурда (см., например, сюжет от 21 апреля 2015 г.), значит не сказать ничего. Как писал К.Чуковский, "ослы ему славу поют, козлы бородами дорогу метут".

К концу 2015 года тактика князя и Елены Ким стала очевидной. "Заговорщики" последовательно и уже вполне открыто готовили личный мемориальный музей Лобанова-Ростовского Н.Д. и его личные апартаменты при музее для проживания в г. Ростове. Отсюда и кровати с постельными принадлежностями, и посудомоечная машина, и портрет первой жены, и вообще все, что князь накопил и накупил…

Проект у князя возник неслабый, особенно с учетом того, что его собственная историческая роль в русской истории и культуре ХХ века вообще никакая. Что же касается его славных предков, которым, очевидно, тоже нашлось бы местечко в музее где-нибудь между посудомоечной машиной и портретом первой жены, то здесь стоит разобраться повнимательнее. Скажем, князь Лобанов-Ростовский Алексей Николаевич (1862–1921), внучатым племянником которого является Никита Дмитриевич, был председателем Совета так называемого Русского собрания, идеология которого была основана на тупом монархизме и самом обыкновенном расизме. Достаточно сказать, что один из виднейших членов Русского собрания, знаменитый антисемит Николай Марков-второй, позже сотрудничал с нацистами, причем идеологическая основа для такого сотрудничества целиком была сформирована в той организации, которую возглавлял родственник Никиты Лобанова еще до 1917 года.

Подштанники князя Никиты Лобанова-Ростовского В итоге в апреле или в мае 2016 года Лобанов, уже прекрасно понимая, что его далеко идущий замысел "Музея князей Лобановых-Ростовских", маскирующий автомемориализацию и княжение в Ростове, раскрыт и далее тянуть невозможно, все-таки доставил в ГМЗ три картины – Жоржа Брака, Александры Экстер и Ильи Машкова. Репин, правда, за четыре года "рассосался". А после того как князь передал картины в музей, начался активный PR. Музей ощутил на себе очевидное давление, нацеленное на то, чтобы подаренные картины были немедленно включены в состав Музейного фонда РФ, а долгожданный мемориальный музей князя Никиты был как можно скорее открыт в отреставрированном здании в награду за щедрый дар.

Например, в интернете появилась гигантская статья с сайта "Русской мысли", в которой в разделе "Сенсации" утверждалось, что "в марте нынешнего года Н.Д. Лобанов-Ростовский принял решение передать в дар Ростову три картины общей стоимостью свыше миллиона евро". Картины были названы: "Абстрактная композиция" (1917–1918) Экстер, приобретенная князем у Симона Лисима еще в 1964 году (по оценке Sotheby's, стоимость составляет 500 тыс. евро), затем "Натюрморт с гитарой" (1928) основателя кубизма Жоржа Брака стоимостью 220 тыс. евро и великолепный "Натюрморт с камелиями, фруктами и вином" (1918) Ильи Машкова, который по оценке Дж. Баррена, бывшего директора Аукционного дома Sotheby's, стоит 300 тыс. евро. Все три картины поступили с экспертными заключениями, подтверждающими их подлинность. А передачу картин сопровождала истерическая рекламная компания с произвольными величинами оценки от 1 млн до 1,5 млн евро.

Даже после того, как ГМЗ "Ростовский кремль" заявил о подделках, истерика в интернете продолжилась с утроенной силой. Материал "Ленты" от 13 июлядовел ее до апогея абсурда и кликушества, причем тут же был размещен и на других ресурсах. "Лента" поместила в 00.05, а "Ньюс.рамблер", которому "Лента" и принадлежит, – в 00.07. Понятно, что это очередная PR-кампания, чтобы оказать давление на ростовский ГМЗ. Решили таким образом защитить князя от распоясавшихся музейщиков, придумавших проверять подлинность подарков Лобанова.
Существенно, что никто из проинтервьюированных информантов шесть экспертиз (по две на каждую картину), которые были заказаны ГМЗ, не видел, в лучшем случае видели только экспертизы, которые сам Лобанов получил в 2007–2009 гг. Но тем не менее, информанты "Ленты" и "Рамблера" сразу же обвинили ГМЗ в желании дискредитировать Лобанова, "намеренно и прагматично вышибить его из седла", как выразилась Екатерина Сергеевна Федорова, доктор культурологии, преподаватель МГУ.

Но может быть, сперва все же стоило прочитать экспертизы, доказывающие, что три подаренные картины – подделки? Или по-прежнему "я Пастернака не читал, но скажу"? Не знаю, может быть, у докторов культурологии из МГУ принято именно так, но у нас, кандидатов искусствоведения из Петербурга (имею счастье быть таковым), принято по-другому. Сначала знание, потом выводы, а не наоборот. Впрочем, в Москве и прежде, и особенно нынче все поставлено с ног на голову.

И тут же "Лента" торжественно провозгласила: "Никита Лобанов-Ростовский – прямой потомок Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха". Прямой потомок – это сильно! Но зато всё понятно! Ярослав Мудрый, князь ростовский (987–1010) – это же сын Владимира Святославича, то бишь Владимира Красное Солнышко, памятник которому был открыт в Москве 4 ноября 2016 года! Дальше объяснять уже ничего не требуется.

Хотя возникает вопрос: а что, у "прямого потомка" не могут в собрании живописи оказаться подделки? И он сам не может в обороте подделок участвовать? А если это подделки, то в случае с "прямым потомком" говорить о них нельзя по определению? Тогда кому еще можно манипулировать подделками? Огласите, Е. Федорова и С. Джафарова, весь список, пожалуйста. Понятно, что это князь, его сиятельство, аристократ, и некрепкие дамские головки мутит от сопричастности к особе, приближенной к императору… Но, дамы, надо же держать себя в руках!

Экспертизы, представленные Н.Д. Лобановым-Ростовским

Князь представил экспертизы по тем трем картинам, которые он преподнес в дар ГМЗ весной 2016 г. (на сайте "Ростовского кремля" документы появились 14 июля).

Картина Ж. Брака "Натюрморт с гитарой" (1928), фанера, роспись по дереву, 46 х 65 см, имеет два отчета о результатах исследований, проведенных в Париже в Институте сохранения и реставрации предметов искусства (Institute d'Art Conservation et Couleur) и подписаны Сильваной Бран (Sylvaine Brans), экспертом Апелляционного суда Парижа:

1) Отчет о результатах качественного анализа флуоресцентности в рентгеновском освещении пигментов краски и проб микрохимических характеристик от 20 июля 2009 г.
Вывод: комплекс сложных анализов показывает, что разные технические элементы были доступны на момент создания этого полотна. Например, "белый пигмент, использованный на этой картине, – это белый титановый, производимый из двуокиси титана и оксида цинка, начиная с 1919 года".

2) Отчет о результатах анализа авторской подписи и даты G Braque 28 в правом нижнем углу картины от 22 сентября 2009 г.

Вывод
: "Есть определенная разница между изученным образцом подписи Ж. Брака и подписями на других его полотнах. На других полотнах нет подписей с подчеркиванием, где есть выделенный рукоятью кисточки контур, но художник уже помечал свои произведения подобным образом и подчеркивал подпись другим характерным способом. Пропорции букв, однако, не совсем совпадают с теми, которые имеются на нашем образце.
Мы использовали метод изучения для проведения этого сравнительного анализа на базе различий и сходств подписей, иногда сходств ошибочных и видимых лишь на первый взгляд. Тем не менее при сравнительном анализе этой картины с другими репродукциями произведений Ж. Брака было выявлено мало различий, лишь одно из которых было достаточно значимым".
Странно, что один и тот же эксперт проводил и химический анализ, и почерковедческую экспертизу. Для нас это необычно и наводит на подозрения.

3) В комплекс документов, относящихся к картине Брака, Лобанов-Ростовский включил странный текст, выполняющий сразу три роли: договора, расписки и провенанса. Оригинал написан на немецком языке, в переводе выглядит так:

Свен Виктор барон Радак де Мадьяр-Бенье
76530 Баден Баден
Лихтенталерштрасе 88
Дом Фалькенэк
Я продаю 3 произведения Жоржа Брака господину Н.Лобанову
1 гуашь 50 х 25,5 "Вальс" 1921
2 натюрморт с гитарой 60,5 х 40,5
3 "Гитара и бутылка <?>" 48,5 х 51,5

Господин Лобанов оплачивает сегодня 27 – 5 – 09 100 000 € (сто тысяч) наличными
Оставшиеся 150 000 € – не позднее, чем через год после реставрации и химической экспертизы в Etude Brans Париж
В случае отрицательной экспертизы я теряю 100 000 €.
В случае положительной экспертизы мне причитается остаток в размере 150 000 €.
Цюрих, 27 – 5 – <20>09
<3 подписи>

Из этого забавного текста следует, что картину Ж. Брака Лобанов приобрел у Свена Виктора барона Радака де Мадьяр-Бенье 27 мая 2009 г. Причем купил сразу три картины за 250 000 евро, в среднем по 83 000 евро за картину. При этом условие договора записано весьма двусмысленно. В оригинале фраза на третьей снизу строке выглядит так: "Bei negativer Expertiese verliere ich 100 000". Перевод: "В случае отрицательной экспертизы я теряю 100 000 €". Иначе ее не перевести. В принципе, я не исключаю, что барон имел в виду, что вернет 100 000, если химические анализы не подтвердят подлинности всех трех картин, т.е. вернет те самые 100 000, которые Лобанов ему уже заплатил 27 мая 2009 г. Но тогда и написать надо было иначе: "ich werde zurückkehren 100 000".

Лобан

А в том виде, в каком бумага составлена и подписана, получается, что в случае положительной химической экспертизы всех трех картин князь заплатит барону в два приема 250 000 евро, а в случае отрицательной на 100 000 евро меньше – то есть 150 000 евро. А это можно понять так, что факт подделок заранее был предусмотрен и оговорен, причем оплате подлежат и подделки. При этом непонятно, какой должна быть оплата, если химическую экспертизу не пройдет одна картина из трех или две картины из трех. Эти варианты почему-то вообще не предусмотрены этим странным документом. В итоге у читателя этого двусмысленного текста может возникнуть впечатление, что договариваются люди, которые исходят из того, что три хорошие картины, если они пройдут химическую экспертизу, стоят 250 000 евро, а три подделки, которые не пройдут химическую экспертизу, – будут стоить 150 000 евро.
В дополнение ко всему Лобанов почему-то нарушил условие договора, заказав экспертизу не в Etude Brans (Париж), а в Institute d'Art Conservation et Couleur.
Напомню опять-таки, что в "Русской мысли" со слов князя стоимость картины Ж. Брака была указана в размере 220 000 евро, однако на самом деле стоила она ему только 83 000 евро.

II. Картина А. Экстер без названия (1917–1918), масло, холст, 89 х 69,5.
Как указано в пассажирской таможенной декларации в разделе "Провенанс", картина была куплена в 1964 г. у Симона Лисима, который унаследовал картину от Экстер. Здесь же указана цена – 50 000 евро.

Не могу попутно не заметить, что в рекламной статье в "Русской мысли" была указана оценка Sotheby's в 500 тыс. евро, т.е. ровно в 10 раз больше. Следуя своей обычной манере, князь решил организовать наезд на ГМЗ с помощью интернета после того, как музей сообщил о подделках. 13 июля 2017 г. "Лента" опубликовала большой материал, в котором, в частности, было сказано: "<…> В 2016 году коллекционер презентовал музею еще три картины: авангардистов Ильи Машкова, Александры Экстер и Жоржа Брака. Стоимость каждой оценивается в сотни тысяч долларов. Именно они были объявлены подделками". Миф о "сотнях тысяч долларов" успешно продолжает циркулировать.

1) Научное исследование живописных материалов и техники живописи, датированное 5 февраля 2009 г. и подписанное Элизабет Егерс (Elisabeth Jägers), профессором, доктором, дипломированным химиком, и Эрхардом Егерсом (Erhard Jägers), доктором, дипломированным химиком.
Анализ был сосредоточен на определении использованных пигментов и живописных средств. Были взяты небольшие образцы слоя краски.

Вывод: "Все установленные материалы широко использовались со второго десятилетия 20-го века. Связующее, согласно спектроскопическим данным, является хорошо полимеризуемым и равномерно состаренным. Подпись "Алекс. Экстер" в правом нижнем углу выполнена кистью и черной краской по почти высохшему слою краски. Она выглядит однородной и выполнена одним мазком. Таким образом, результаты исследований не являются противоречивыми в вопросе определения принадлежности картины руке Александры Экстер".

2) Исследование материалов и технологических приемов, датированное 25 марта 2008 г. и подписанное В.П. Голиковым, заведующим Центром исторических и традиционных технологий Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева (Москва).
Указано, что "было проведено комплексное технико-технологическое исследование на микропробах живописи этой картины", "были отобраны 12 микропроб красочных слоев живописи основных цветов – белых, синих, красных, зеленых, желтых, коричневых и черных". Целью был поиск датообразующих пигментов – более поздних (по сравнению с 1910-ми годами) титановых белил и зеленых и синих фталоцианиновых пигментов.
Выводы: "Набор материалов и технологических приемов, найденных в красочных слоях изученных микропроб, позволяет заключить, что картина <…> могла быть написана в 1910-х годах" (этот вывод в документе повторяется дважды). Одним из аргументов стало то, что не были найдены синтетические пигменты, созданные после середины 1910-х гг, в частности, фталоцианиновые; другой аргумент – "степень деструкции хлопковых волокон нитей холста позволяет оценить возраст холста около 100 лет".

3) Экспертное заключение, датированное 10 апреля 2008 г. и подписанное Г.Ф. Коваленко, доктором искусствоведения, главным научным сотрудником Государственного института искусствознания (Москва). Заключение почему-то представляет собой рукописный текст, а не набрано на компьютере.
Подлинность картины и авторство Экстер у Георгия Федоровича Коваленко, занимающегося изучением творчества Экстер и в 1995 г. защитившего докторскую диссертацию на эту тему, сомнений не вызвало. Более того, в финале указано: "Данная работа имеет музейное значение, она исследована мною в оригинале и включена в готовящийся мною каталог raisonnéпроизведений Александры Экстер".

III. Картина И. Машкова без названия (1918), масло, холст, 121 х 101 см.

1) Научное исследование живописных материалов и техники живописи, датированное 9 сентября 2008 г. и подписанное Элизабет Егерс (Elisabeth Jägers), профессором, доктором, дипломированным химиком, и Эрхардом Егерсом (Erhard Jägers), доктором, дипломированным химиком.

Анализ был сосредоточен на определении использованных пигментов и живописных средств. Были взяты небольшие образцы слоя краски.

....

ОРИГИНАЛ: https://www.svoboda.org/a/2863049
ЗАЯВЛЕНИЕ МУЗЕЯ. ПОДДЕЛКИ, ПОДАРЕННЫЕ В МУЗЕЙ Н.Д. ЛОБАНОВЫМ-РОСТОВСКИМ, ВЫВЕДЕНЫ ИЗ МУЗЕЙНОГО ФОНДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Н.Д. ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ ПРИЗНАЛ ФАКТ ПЕРЕДАЧИ МУЗЕЮ ПОДДЕЛОК
Приказом Министерства культуры РФ № 1224 от 20 июля 2017 г. из Музейного фонда Российской Федерации выведены три поддельных произведения живописи, переданных Н.Д. Лобановым-Ростовским в Государственный музей-заповедник "Ростовский кремль".
В музей было передано пять произведений выдающихся художников начала XX века – А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака. Все эти работы вызвали серьезные сомнения у сотрудников музея. Две из них, поступившие в 2014 г., Экспертная фондово-закупочная комиссия не приняла в состав Музейного фонда и оставила в научно-вспомогательном фонде. Три произведения, переданные в 2016 г. и имеющие экспертные заключения, были включены в Музейный фонд РФ с условием последующих дополнительных исследований. Экспертизы, проведенные специалистами из Санкт-Петербурга и Москвы в 2017 г., однозначно показали, что все пять предметов искусства являются подделками, появившимися не ранее второй половины XX века.

Сказанное имеет отношение к трем произведениям А. Экстер, которые Н.Д. Лобанов-Ростовский, по его словам, приобрел у наследника художницы С. Лиссима в 1964 г. Документы, подтверждающие факт приобретения, предоставлены не были. Экспертиза показала, в частности, что в живописной работе использовано вещество, появившееся не ранее 1970-х гг. Н.Д. Лобанов-Ростовский отказался прокомментировать это обстоятельство.

14 июля 2017 г. экспертные заключения были опубликованы на сайте ГМЗ "Ростовский кремль". 15 июля Н.Д. Лобанов-Ростовский признал факт передачи подделок в переписке с корреспондентом газеты "Коммерсант" и в последующей переписке с представителем музея заявил, что не оспаривает результаты экспертизы.

История с подделками нанесла ГМЗ "Ростовский кремль" существенный репутационный и материальный ущерб, который не был и, видимо, не будет компенсирован.

ОРИГИНАЛ: http://www.rostmuseum.ru/News/New/6476
НТВ. Князя Лобанова-Ростовского обвиняют в подделке знаменитых картин авангардистов
Мировым скандалом может обернуться заявление ростовских музейщиков о сомнительном происхождении нескольких картин именитых авангардистов. Они утверждают, что полотна, подаренные князем Никитой Лобановым-Ростовским, фальшивки.

Аристократ, предки которого жили в Ростове во время правления Ивана Грозного, возмущен и намерен во что бы то ни стало восстановить свое честное имя. Ведь он из чистых побуждений пожертвовал из своей богатой коллекции три работы разных художников: «Натюрморт с камелиями», «Абстрактная композиция» и «Натюрморт с гитарой». И у него на руках есть заключения международных экспертов, подтверждающие их подлинность.

Так на чьей же репутации поставлено пятно, разбиралась корреспондент НТВ Василиса Казакова.

Традиционная утренняя церемония чаепития сегодня как-то не заладилась — совершенно нет настроения, признается князь Никита Лобанов-Ростовский. Горделивая осанка, щепетильно подобранные аксессуары — аристократичную натуру не спрячешь. И оттого так обидно, говорит он, что его безупречная репутация аристократа может быть подпорчена. Лобанова-Ростовского обвинили в том, что он передал в российский музей фальшивые полотна именитых авангардистов под видом подлинников. Но разве потомок голубых кровей способен на преступление против высокого искусства, задается вопросом раздосадованный князь.

Никита Лобанов-Ростовский: «Несмотря на обвинения, нет документа, который указал, какая фирма сделала анализ, и на каком основании они пришли к заключению, что они (картины) фальшивые».

Картины, о которых идет речь, следующие: Илья Машков «Натюрморт с камелиями», Александра Экстер «Абстрактная композиция», Жорж Брак «Натюрморт с гитарой». Ко всем есть экспертные заключения: работы кисти именно этих художников. Их князь лично получил у лучших специалистов авангардной живописи с мировыми именами. Здесь подписи и докторов искусствоведения российской академии художеств, и французских исследователей. Заручившись такой мощной поддержкой, он и преподнес презент ростовскому музею-заповеднику.

И ведь дареному коню в зубы, вроде как, не смотрят. Но работники галереи заглянули. Судя по заявлению, размещенному на официальном сайте, их трепетные души чувствовали подвох. Полотна они не без удовольствия взяли, но некие подозрения якобы возникли сразу.

Подробнее — в репортаже НТВ.

ОРИГИНАЛ: http://www.ntv.ru/novosti/1859118/
МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ НА ФОРУМЕ ARTINVESTMENT.RU. Обломок империи между Ростовом и Лондоном
А Евгенья Семеновна покачала головою и, улыбнувшись, промолвила:
- Эх вы, князенька, князенька, бестолковый князенька: где ваша совесть?
А князь отвечает:
- Оставь,пожалуйста, мою совесть. Ей богу, мне теперь не до нее…
(Н.С.Лесков. Очарованный странник. 1873).

ОДНО НЕОСТОРОЖНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Из всех князей для нас важнейшим сейчас является Лобанов-Ростовский Никита Дмитриевич (род. 1935), гражданин США и РФ, живущий в Лондоне. Ограниченную известность в кругах искусствоведов как коллекционер русского искусства он имел раньше. Известен также был тем, что всячески стремился прославить среди россиян свой княжеский род, истоки которого уходят в XV век.

И в общем, если не брать в расчет некоторые нюансы, своей цели Лобанов добился: теперь он – забавный персонаж массовой культуры, и о нем в России знают все, кто хотя бы поверхностно следит за новостями. Интернет ломится от сообщений о том, что картины, которые князь великодушно подарил Государственному музею-заповеднику (ГМЗ) «Ростовский кремль» - подделки. Причем источником самых первых сведений об этом, как это ни парадоксально, оказался сам князь, который обратился в «Комсомольскую правду», очевидно, в надежде на то, что если они сразу и безоговорочно не займут его сторону, потому что как же может быть иначе в отношении князя, аристократа, голубой крови, то хотя бы начнут какое-то минимальное журналистское расследование.

Наивный князь Никита Лобанов! «КП» сходу вдарила по нему с истинно комсомольским задором (точно как у Мандельштама: «Вдарь, Васенька, вдарь!»), и уже заголовок самой первой статьи Е.Коробковой от 6 июля 2017 г. – «Князь Лобанов-Ростовский подарил России поддельные картины», а тем более подзаголовок («В распоряжении "КП" оказались документы, которые свидетельствуют: фейковые дары британского мецената оказались ненамного ценнее княжеских подштанников» - http://www.spb.kp.ru/daily/26701.4/3725424/), не оставил никаких надежд на сохранение репутации. Потому что прессе всегда нужна сенсация, и даже если бы вдруг оказалось, что дары не поддельные, а самые настоящие (но этого после тщательных экспертиз в Петербурге и Москве не оказалось), все равно для прессы гораздо предпочтительнее криминальный вариант с подделками. К тому же еще и князь…

Помните у Жванецкого? «Одно неосторожное движение – и ты отец». Так и тут: одно неосторожное движение его сиятельства в сторону «КП» - и на репутации поставлен крест, и всё это войдет и в статью в Википедии, и в некролог, и черт знает куда еще.
Впрочем, у этой истории есть предыстория о том, как князь целенаправленно шел к своей «минуте славы».

ПРЕДЫСТОРИЯ

Впервые тема продажи коллекции Н.Д.Лобанова-Ростовского возникла в 1994 г. В ГМИИ им. А.С.Пушкина состоялась некая презентация двухсот работ, которые отобрали эксперты. Цена была назначена в 3 500 000 долларов. Однако покупка не состоялась. Якобы в 1999 г. какие-то произведения из коллекции князя предполагал купить З.Церетели за 3 000 000 долларов, но тоже не купил. И, наконец, 15 февраля 2008 г. коллекцию князя приобрел международный благотворительный фонд «Константиновский» для заполнения хотя бы чем-то Константиновского дворца, заново открытого после евроремонта (к реставрации то, что было в спешке сделано, никакого отношения не имело). Князю заплатили 16 000 000 долларов, по словам В.И.Кожина, начальника Управления делами президента и председателя совета фонда «Константиновский», за «810 произведений театрально-декорационного искусства (эскизы костюмов, декораций, афиши, программки), созданных примерно 140 русскими художниками в 1880-х — 1930-х годах». Кстати, спустя два года, 4 марта 2010 г., оказалось, что выплата составила 20 000 000 долларов (http://www.liveinternet.ru/users/artss/post6865859...).

На пресс-конференции в петербургском отделении ИТАР-ТАСС «журналистам показали слайды с работ Льва Бакста, Ивана Билибина, Александра Бенуа, Константина Коровина, Николая Рериха, Марка Шагала, Натальи Гончаровой, Александры Экстер, Павла Челищева, Сони Делоне и других больших художников» (Толстова А. Коллекция Лобановых-Ростовских переедет в Петербург и откроется для публики в сентябре // Коммерсантъ. 2008. 23 июня - https://www.kommersant.ru/doc/905228).
Читать дальше... Скрыть
Тогда планировалось временно разместить покупку в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства (пл. Островского, 6), а потом отправить в Стрельну, в Константиновский дворец. Но все купленное так и лежит с сентября 2008 г. и до сегодняшнего дня в музее. Кстати, за это время все предметы, купленные у князя, вошли в Музейный фонд РФ, а 25 октября 2013 г. Кожин сообщил, что коллекцию решили оставить в музее (https://ria.ru/spb/20131025/972618563.html).

Думаю, что вопрос о подлинности артефактов, находящихся в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства – это тема ближайшего будущего, тем более, что в начале июня 2017 г. в связи с тем, что в «Ростовском кремле» обнаружили подделки из коллекции князя, Министерство культуры в экстренном порядке затребовало в музее театрального и музыкального искусства и во всех других музеях, где есть подарки князя (например, в ГМИИ), документацию на 968 предметов, полученных из фонда «Константиновский» (а не на 810, как иногда пишут). Вроде бы в запросе из Министерства культуры речь шла об экспертизах на предмет подлинности. Сомневаюсь, что они были сделаны.

В той статье А.Толстовой были названы две фамилии «приемщиков» - Ю.Бобров из Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина и Е.Грушвицкая, научный сотрудник музея. Думаю, что при приеме материалов никакой экспертизы не было, просто пересчитали количество и всё. Экспертизу на предмет подлинности при приеме в музеях, как правило, не проводят.

Не исключаю, что если подделки обнаружатся и в том, что было куплено за 16 000 000 долларов, то фонд «Константиновский» (см. сайт http://www.mbfk.ru/) может предъявить иск князю Лобанову-Ростовскому, поскольку срок исковой давности исчисляется со дня, когда покупатель узнал о подделке, а этот срок по Гражданскому кодексу равен трем годам. Так что нельзя исключить, что помимо репутационных потерь в Ростове князя ждут судебные разбирательства и финансовые потери в Санкт-Петербурге.

Обрадованный негоцией с фондом «Константиновский», князь обратился в 2012 г. в ГМЗ «Ростовский кремль» с предложением принять от него дар. Назвал четыре фамилии: Илья Репин, Александра Экстер, Жорж Брак, Илья Машков. Музей согласился принять эти и другие произведения в качестве дара, поскольку то, о чем предварительно говорилось, несомненно имеет историко-культурную, художественную и музейную ценность. Предполагалось, что в ГМЗ может быть создана отдельная экспозиция из подаренных князем произведений искусства.
С декларацией о намерении князь выступил в 2012 году. А три произведения из названных: Экстер, Брака и Машкова передал в апреле или мае 2016 года. Возможно, задержка была связана с тем, что в 2013 году Лобанов-Ростовский попытался продать все тому же фонду «Константиновский» произведения из своей коллекции, на этот раз живописные, в том числе и те самые три произведения, которые он в 2016 г. подарил в ГМЗ «Ростовский кремль».
Однако эксперты ГТГ, которые были командированы Министерством культуры к Лобанову-Ростовскому для осмотра и экспертной оценки коллекции, предложенной к продаже, уверенно высказали мнение, что им показали подделки. Правда, дело замяли, шума никто не поднимал ради сохранения репутации князя, большого друга Российской Федерации.
Впрочем, у задержки была и другая причина – тайный проект князя.

В РОСТОВ, НА КНЯЖЕНИЕ

Что происходило в отношениях между Лобановым и музеем между 2012-м и апрелем-маем 2016 года? Например, было передано немного живописи, которую можно определить как малозначительную и музейного значения не имеющую, например, поздние авторские повторения Владимира Немухина (1925 – 2016), художника второй волны русского авангарда, например, его «Слон» (1990). В рекламной статье о князе об этом было написано с нескрываемым восторгом: «Искусство начала XXI века представляют несколько работ живущего в Германии Жени Шефа и небольшая, но весьма представительная и разнообразная коллекция произведений В.Н. Немухина – одного из самых дорогих русских художников. Сейчас, благодаря дару Н.Д. Лобанова-Ростовского, в музее хранится девять произведений признанного мастера, характеризующих зрелый период его творчества в живописи, графике, скульптуре и декоративно-прикладном искусстве».

В этой же статье было отмечено, что князь «преподнес в дар Ростовскому музею портрет своей первой супруги Нины, выполненный в 2003 году профессором Санкт-Петербургского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Л.С. Давиденковой. Лидия Сергеевна – выдающийся портретист, чья кисть запечатлела композитора М. Таривердиева, писателя В. Каверина, режиссера Г. Товстоногова, актера и режиссера О. Ефремова и других известных деятелей культуры. Портрет Нины Лобановой-Ростовской – в этом ряду».
Если бы такие подарки поступили в картинную галерею какого-нибудь колхоза, там были бы рады, но у ГМЗ «Ростовский кремль» другой статус.

Между тем одно исключение было: Лобанов привез две графических работы Александры Экстер, одной из звезд русского авангарда самой первой волны, и сразу повесил их в том зале, где сотрудница музея делала выставку даров. Это были эскиз костюмов к спектаклю «Фамира-кифаред» в Камерном театре в постановке А.Таирова и эскиз костюма танцовщицы для того же спектакля. Однако в музее эти эскизы не «показались» настолько, что их даже не стали включать в реестр Музейного фонда РФ, а внесли в научно-вспомогательный фонд. Возможно, это стало первым, еще не вполне осознанным сигналом тревоги.
А в отношениях с дарителем возник и стал укрепляться боковой сюжет, связанный с сотрудницей ГМЗ Еленой Ким, ученым секретарем, которой эти отношения было поручено поддерживать и развивать в ожидании обещанных шедевров. Елена Ким получаемые от князя предметы использовала на выставках даров, хотя эти предметы не включались в основной фонд, а их атрибуции снабжались вопросительными знаками. Исследования отложили на потом, до лучших времен, воспринимая выставки с архивными документами и малоценными предметами в качестве актов вежливости в предвкушении «художественных сокровищ». Естественно, что в отношениях с дарителем нужно было соблюдать определенную тактику – можно, скажем, принять какие-то документы из личного архива князя, но выборочно. Поэтому часть переданных предметов, которая имеет определенную историко-культурную ценность, была принята на постоянное хранение. Среди них произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, архивные документы и фотографии. Однако по своему качеству это собрание все равно уступало общему уровню коллекций ГМЗ и потому не могло стать основой отдельной экспозиции.

Но принять посудомоечную машину и две кровати с постельным бельем, другие лишенные ценности предметы, например, три (!) бюста князя Лобанова-Ростовского работы скульптора Баранова, его дочери и ученика, а также весь архив князя без разбора, т.е. все, что у него накопилось за долгую жизнь и вовремя не было отправлено в мусорные контейнеры Нью-Йорка и Лондона, ГМЗ не мог по определению. Однако Елена Ким привезла к себе домой, а затем скрытно пронесла в музей, в свое рабочее помещение, множество предметов, полученных от князя, а Лобанов жаловался лично министру культуры на то, что ГМЗ отказывается принимать ценнейшие артефакты. В итоге музей был вынужден принять и предметы княжеского бытового обихода на ВХ.

И пока Лобанов умышленно тянул с передачей обещанных шедевров, в качестве приманки оперируя Браком и Экстер, он вместе с Еленой Ким заполнял фонды тем, что должно было в будущем образовать его личную мемориальную экспозицию в масштабах целого дома. Понятно, что эти цели не соответствовали статусу ГМЗ и больше смахивали на маразматические фантазии. Например, музей получил ксерокопии документов, выцветшие слайды, репродукции и предметы одежды Лобанова-Ростовского, в том числе - нижнее белье, проще говоря, кальсоны, историческая ценность которых определялась исключительно соприкосновением с телом дарителя. Таких предметов, в принципе не подлежащих постановке на государственный учет, в музее оказалось около 15 000.

В изложении же князя все выглядело иначе, торжественно и пафосно, как вклад в мировую культуру: «В марте 2013 года в Ростов было перевезено содержимое Музея Лобановых-Ростовских общей стоимостью 600 тыс. евро. И в последующие годы дары Никиты Дмитриевича регулярно поступали в Ростовский музей. В настоящее время здесь уже поставлено на учет около 1300 музейных предметов XVII – XXI веков, еще свыше 14 тысяч единиц проходят научную обработку». Такие рапорты регулярно появлялись в прессе, по стилю напоминая статьи в советских газетах об успехах в социалистическом соревновании.
Проводились активные рекламные мероприятия и на ТВ. Если сказать, что телеканал «Культура» обслуживал князя и курил ему фимиам, доводя славословия до полного абсурда (см., например, сюжет от 21 апреля 2015 г. - https://tvkultura.ru/article/show/article_id/13240...), значит не сказать ничего. Как писал К.Чуковский, «ослы ему славу поют, козлы бородами дорогу метут», и именно ослы и козлы и старались вовсю на культурном телеканале, воспевая жизнь, подвиги и исключительную щедрость Никиты Лобанова-Ростовского.

К концу 2015 года тактика князя и его «агента влияния» Елены Ким стала очевидной. «Заговорщики» последовательно готовили личный мемориальный музей Лобанова-Ростовского Н.Д. и его личные апартаменты при музее для проживания в г. Ростове. Отсюда и кровати с постельными принадлежностями, и посудомоечная машина, и портрет первой жены, и вообще все, что князь накопил и накупил… Проект у князя возник неслабый, особенно с учетом того, что его собственная историческая роль в русской истории и культуре ХХ века вообще никакая. Что же касается его славных предков, которым, очевидно, тоже нашлось бы местечко в музее где нибудь между посудомоечной машиной и портретом первой жены, то здесь стоит разобраться повнимательнее. Скажем, князь Лобанов-Ростовский Алексей Николаевич (1862 – 1921), внучатым племянником которого является Никита Дмитриевич, был председателем Совета так называемого Русского собрания, идеология которого была основана на тупом монархизме и самом обыкновенном расизме. Достаточно сказать, что один из виднейших членов Русского собрания, знаменитый антисемит Николай Марков-второй, позже сотрудничал с нацистами, причем идеологическая основа для такого сотрудничества целиком была сформирована в той организации, которую возглавлял родственник Никиты Лобанова еще до 1917 года.

В итоге в апреле или в мае 2016 года, Лобанов, уже прекрасно понимая, что его далеко идущий замысел «Музея князей Лобановых-Ростовских», маскирующий автомемориализацию и княжение в Ростове, раскрыт и далее тянуть невозможно, все-таки доставил в ГМЗ три картины Жоржа Брака, Александры Экстер и Ильи Машкова. Репин, правда, за четыре года «рассосался». А после того, как князь передал картины в музей, начался активный PR. Музей ощутил на себе очевидное давление, нацеленное на то, чтобы подаренные картины были немедленно включены в состав Музейного фонда РФ, а долгожданный мемориальный музей князя Никиты был как можно скорее открыт в отреставрированном здании в награду за щедрый дар.

Например, в интернете появилась гигантская статья с сайта «Русской мысли» (см. http://russianmind.com/dar-na-million-evro/), в которой в разделе «Сенсации» утверждалось, что «в марте нынешнего года Н.Д.Лобанов-Ростовский принял решение передать в дар Ростову три картины общей стоимостью свыше миллиона евро». Картины были названы: «Абстрактная композиция» (1917 – 1918) Экстер, приобретенная князем у Симона Лисима еще в 1964 году (по оценке Sotheby's, стоимость составляет 500 тыс. евро), затем «Натюрморт с гитарой» (1928) основателя кубизма Жоржа Брака стоимостью 220 тыс. евро, и великолепный «Натюрморт с камелиями, фруктами и вином» (1918) Ильи Машкова, который по оценке Дж. Баррена, бывшего директора Аукционного дома Sotheby's, стоит 300 тыс. евро. Все три картины поступили с экспертными заключениями, подтверждающими их подлинность. А передачу картин сопровождала истерическая рекламная кампания с произвольными величинами оценки от 1 000 000 до 1 500 000 евро.

Даже после того, как ГМЗ «Ростовский кремль» заявил о подделках, истерика в интернете продолжилась с утроенной силой. Материал «Ленты» от 13 июля (https://lenta.ru/articles/2017/07/13/kartini/) довел ее до апогея абсурда и кликушества, причем тут же был размещен и на других ресурсах (https://news.rambler.ru/art/37385741...luyte-v-muz...). «Лента» поместила в 00.05, а «Ньюс.рамблер», которому «Лента» и принадлежит, - в 00.07. Понятно, что это очередная PR-кампания, чтобы оказать давление на ростовский ГМЗ.
Кто пропагандистский материал изготовил – точно сказать трудно, наемников, готовых стряпать любой бред, сколько-угодно, можно только догадаться о заказчике, поскольку с 12 марта 2014 г. «Лента» - откровенно прокремлевская интернет-газета. Решили таким образом защить князя от распоясавшихся музейщиков, придумавших проверять подлинность подарков Лобанова.
Существенно, что никто из проинтервьюированных информантов шесть экспертиз (по две на каждую картину), которые были заказаны ГМЗ, не видел, в лучшем случае видели только экспертизы, которые Лобанов получил в 2007 – 2009 гг. Но тем не менее информанты «Ленты» и «Рамблера» сразу же обвинили ГМЗ в желании дискредитировать Лобанова, «намеренно и прагматично вышибить его из седла», как выразилась Екатерина Сергеевна Федорова, доктор культурологии, преподаватель МГУ.

Но может быть, сперва все же стоило прочитать экспертизы, доказывающие, что три подаренных картины – подделки? Или по-прежнему «я Пастернака не читал, но скажу»? Не знаю, может быть, у докторов культурологии из МГУ принято именно так, но у нас, кандидатов искусствоведения из Петербурга (имею счастье быть таковым), принято по-другому. Сначала знание, потом выводы, а не наоборот. Впрочем, в Москве и прежде, и особенно нынче все поставлено с ног на голову.

И тут же «Лента» торжественно провозгласила: «Никита Лобанов-Ростовский - прямой потомок Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха». Прямой потомок – это сильно! Но зато всё понятно! Ярослав Мудрый, князь ростовский (987 – 1010) – это же сын Владимира Святославича, то бишь Владимира Красное Солнышко, памятник которому был открыт в Москве 4 ноября 2016 года! Дальше объяснять уже ничего не требуется.

Хотя возникает вопрос: а что, у «прямого потомка» не могут в коллекции оказаться подделки? А если это подделки, то в случае с «прямым потомком» говорить о них нельзя по определению? Тогда кому еще можно манипулировать подделками? Огласите, Е.Федорова и С.Джафарова, весь список, пожалуйста. Понятно, что это князь, его сиятельство, аристократ, и некрепкие дамские головки мутит от сопричастности к такой особе, приближенной к императору… Но, дамы, надо же держать себя в руках!

ЭКСПЕРТИЗЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ Н.Д.ЛОБАНОВЫМ-РОСТОВСКИМ

Князь представил экспертизы по тем трем картинам, которые он преподнес в дар ГМЗ весной 2016 г. (на сайте «Ростовского кремля» документы появились в пятницу 14 июля – см. http://project306498.tilda.ws/).

I. Картина Ж.Брака «Натюрморт с гитарой» (1928), фанера, роспись по дереву, 46 х 65 см, имеет два отчета о результатах исследований, проведенных в Париже в Институте сохранения и реставрации предметов искусства (Institute d'Art Conservation et Couleur) и подписаны Сильваной Бран (Sylvaine Brans), экспертом Апелляционного суда Парижа:
1) Отчет о результатах качественного анализа флуоресцентности в рентгеновском освещении пигментов краски и проб микрохимических характеристик от 20 июля 2009 г.
Вывод: комплекс сложных анализов показывает, что разные технические элементы были доступны на момент создания этого полотна. Например, «белый пигмент, использованный на этой картине, - это белый титановый, производимый из двуокиси титана и оксида цинка, начиная с 1919 года».
2) Отчет о результатах анализа авторской подписи и даты G Braque 28 в правом нижнем углу картины от 22 сентября 2009 г.
Вывод: «Есть определенная разница между изученным образцом подписи Ж.Брака и подписями на других его полотнах. На других полотнах нет подписей с подчеркиванием, где есть выделенный рукоятью кисточки контур, но художник уже помечал свои произведения подобным образом и подчеркивал подпись другим характерным способом. Пропорции букв, однако, не совсем совпадают с теми, которые имеются на нашем образце.
Мы использовали метод изучения для проведения этого сравнительного анализа на базе различий и сходств подписей, иногда сходств ошибочных и видимых лишь на первый взгляд. Тем не менее при сравнительном анализе этой картины с другими репродукциями произведений Ж.Брака было выявлено мало различий, лишь одно из которых было достаточно значимым».
Странно, что один и тот же эксперт проводил и химический анализ, и почерковедческую экспертизу. Для нас это необычно и наводит на подозрения.
3) В комплекс документов, относящихся к картине Брака, Лобанов-Ростовский включил странный текст, выполняющий сразу три роли: договора, расписки и провенанса. Оригинал написан на немецком языке, в переводе выглядит так:
Свен Виктор барон Радак де Мадьяр-Бенье
76530 Баден Баден
Лихтенталерштрасе 88
Дом Фалькенэк
Я продаю 3 произведения Жоржа Брака господину Н.Лобанову
1 гуашь 50 х 25,5 «Вальс» 1921
2 натюрморт с гитарой 60,5 х 40,5
3 «Гитара и бутылка <?>» 48,5 х 51,5
Господин Лобанов оплачивает сегодня 27 – 5 – 09 100 000 € (сто тысяч) наличными
Оставшиеся 150 000 € – не позднее, чем через год после реставрации и химической экспертизы в Etude Brans Париж
В случае отрицательной экспертизы я теряю 100 000 €.
В случае положительной экспертизы мне причитается остаток в размере 150 000 €.
Цюрих, 27 – 5 – <20>09
<3 подписи>

Из этого забавного текста следует, что картину Ж.Брака Лобанов приобрел у Свена Виктора барона Радака де Мадьяр-Бенье 27 мая 2009 г. Причем купил сразу три картины за 250 000 евро, в среднем по 83 000 евро за картину. При этом условие договора записано весьма двусмысленно. В оригинале фраза на третьей снизу строке выглядит так: «Bei negativer Expertiese verliere ich 100 000». Перевод: «В случае отрицательной экспертизы я теряю 100 000 €». Иначе ее не перевести. В принципе я не исключаю, что барон имел в виду, что вернет 100 000, если химические анализы не подтвердят подлинности всех трех картин, т.е. вернет те самые 100 000, которые Лобанов ему уже заплатил 27 мая 2009 г. Но тогда и написать надо было иначе: «ich werde zurückkehren 100 000».
А в том виде, в каком бумага составлена и подписана, получается, что в случае положительной химической экспертизы всех трех картин князь заплатит барону в два приема 250 000 евро, а в случае отрицательной на 100 000 евро меньше – то есть 150 000 евро. А это можно понять так, что факт подделок заранее был предусмотрен и оговорен. При этом непонятно, какой должна быть оплата, если химическую экспертизу не пройдет одна картина из трех или две картины из трех. Эти варианты почему-то вообще не предусмотрены этим странным документом. В итоге у читателя двусмысленного текста возникает впечатление, что договариваются два жулика, которые исходят из того, что три хороших картины, если они пройдут химическую экспертизу, стоят 250 000 евро, а три подделки, которые не пройдут химическую экспертизу, - будут стоить 150 000 евро.
В дополнение ко всему Лобанов почему-то нарушил условие договора, заказав экспертизу не в Etude Brans (Париж), а в Institute d'Art Conservation et Couleur.
Напомню опять-таки, что в «Русской мысли» со слов князя стоимость картины Ж.Брака была указана в размере 220 000 евро, однако на самом деле стоила она покупателю 83 000 евро.
II. Картина А.Экстер без названия (1917 – 1918), масло, холст, 89 х 69,5.
Как указано в пассажирской таможенной декларации в разделе «Провенанс», картина была куплена в 1964 г. у Симона Лисима, проживающего по адресу Dobbs Ferry, New York, который унаследовал картину от Экстер. Здесь же указана цена – 50 000 евро.
Не могу попутно не заметить, что в рекламной статье в «Русской мысли» (цитату см. выше) была указана оценка Sotheby's в 500 тыс. евро, т.е. ровно в 10 раз больше. Следуя своей обычной манере, князь решил организовать наезд на ГМЗ с помощью интернета после того, как музей сообщил о подделках. 13 июля 2017 г. «Лента» опубликовала большой материал, в котором, в частности, было сказано: «<…> В 2016 году коллекционер презентовал музею еще три картины: авангардистов Ильи Машкова, Александры Экстер и Жоржа Брака. Стоимость каждой оценивается в сотни тысяч долларов. Именно они были объявлены подделками» (https://lenta.ru/articles/2017/07/13/kartini/). Миф о «сотнях тысяч долларов» успешно продолжает циркулировать.
1) Научное исследование живописных материалов и техники живописи, датированное 5 февраля 2009 г. и подписанное Элизабет Егерс (Elisabeth Jägers), профессором, доктором, дипломированным химиком, и Эрхардом Егерсом (Erhard Jägers), доктором, дипломированным химиком.
Анализ был сосредоточен на определении использованных пигментов и живописных средств. Были взяты небольшие образцы слоя краски.
Вывод: «Все установленные материалы широко использовались со второй половины 20-го века. Связующее, согласно спектроскопическим данным, является хорошо полимеризуемым и равномерно состаренным. Подпись "Алекс. Экстер" в правом нижнем углу выполнена кистью и черной краской по почти высохшему слою краски. Она выглядит однородной и выполнена одним мазком. Таким образом, результаты исследований не являются противоречивыми в вопросе определения принадлежности картины руке Александры Экстер».
2) Исследование материалов и технологических приемов, датированное 25 марта 2008 г. и подписанное В.П.Голиковым, заведующим Центром исторических и традиционных технологий Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва).
Указано, что «было проведено комплексное технико-технологическое исследоваие на микропробах живописи этой картины», «были отобраны 12 микропроб красочных слоев живописи основных цветов – белых, синих, красных, зеленых, желтых, коричневых и черных». Целью был поиск датообразующих пигментов – более поздних (по сравнению с 1910-ми годами) титановых белил и зеленых и синих фталоцианиновых пигментов.
Выводы: «Набор материалов и технологических приемов, найденных в красочных слоях изученных микропроб, позволяет заключить, что картина <…> могла быть написана в 1910-х годах» (этот вывод в документе повторяется дважды). Одним из аргументов стало то, что не были найдены синтетические пигменты, созданные после середины 1910-х гг, в частности, фталоцианиновые; другой аргумент – «степень деструкции хлопковых волокон нитей хоста позволяет оценить возраст холста около 100 лет».
3) Экспертное заключение, датированное 10 апреля 2008 г. и подписанное Г.Ф.Коваленко, доктором искусствоведения, главным научным сотрудником Государственного института искусствознания (Москва). Заключение почему-то представляет собой рукописный текст, а не набрано на компьютере.
Подлинность картины и авторство Экстер у Георгия Федоровича Коваленко, занимающегося изучением творчества Экстер и в 1995 г. защитившего докторскую диссертацию на эту тему, сомнений не вызвало. Более того, в финале указано: «Данная работа имеет музейное значение, она исследована мною в оригинале и включена в готовящийся мною каталог- raisonné произведений Александры Экстер».
III. Картина И.Машкова без названия (1918), масло, холст, 121 х 101 см.
1) Научное исследование живописных материалов и техники живописи, датированное 9 сентября 2008 г. и подписанное Элизабет Егерс (Elisabeth Jägers), профессором, доктором, дипломированным химиком, и Эрхардом Егерсом (Erhard Jägers), доктором, дипломированным химиком.
Анализ был сосредоточен на определении использованных пигментов и живописных средств. Были взяты небольшие образцы слоя краски.
Вывод: «Все установленные материалы широко использовались со второй половины 20-го века. Связующее, согласно спектроскопическим данным, является хорошо полимеризуемым и равномерно состаренным. Подпись кириллицей "Илья Машков" в правом нижнем углу выполнена кистью и черной краской по почти высохшему слою краски. Она выглядит однородной и выполнена одним мазком. Таким образом, результаты исследований не являются противоречивыми в вопросе определения принадлежности картины руке Александры Экстер».
2) Экспертное заключение от 30 января 2007 г., подписанное доктором искуствоведения Г.Г.Поспеловым. Картина датирована 1913 годом, указано, что это бесспорное произведение И.И.Машкова, что «в первой половине 1910-х годов художник исполнил ряд натюрмортов с изображением этого цветка. Картина было до сих пор неизвестна исследователям. Скрытая в частной коллекции, она не упомянута в фундаментальном каталоге Машкова, составленном И.С.Болотиной (М., 1977), хотя по своему качеству могла бы занять там достойное место».
3) Лист из пассажирской таможенной декларации с рукописной записью в нижней части: «До 70-х годов эта картина принадлежала моему деду С.Шустеру. [подпись] В.Шустер. 25.12.2010».
Видимо, именно на основании этой резолюции внука в документе указан провенанс: куплено у Соломона Шустера в Ленинграде в 1974 г. Правда, внук Соломона Шустера, Валентин, родился в 1983 г., поэтому его свидетельство обладает исключительной достоверностью и ценностью.
РЕЦЕНЗИИ НА ЭКСПЕРТИЗЫ,
ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ Н.Д.ЛОБАНОВЫМ-РОСТОВСКИМ
Полностью привожу рецензии на экспертизы, представленные Н.Д.Лобановым-Ростовским. Из рецензий следует, что обоснований подлинности трех картин князь фактически не представил.
1. Рецензия на экспертное заключение Егерсов по картине «Машкова»
Экспертное заключение Егерсов на картину, приписываемую И. Машкову, основано, главным образом, на определении пигментов в красочном слое картины с использованием растровой электронной микроскопии, рентгенфлюоресцентного анализа и ИК-спектроскопии.
В результате исследования Егерсами были обнаружены следующие пигменты: цинковые белила, красный кадмий, желтый кадмий, желтый стронций, зеленый кобальт, зеленый хром, синий кобальт, ультрамарин и сажа. В грунте идентифицирован карбонат кальция (мел). В качестве связующего материала идентифицировано высыхающее масло, олифа.
В заключении справедливо указано, что все обнаруженные пигменты используются с 1910-х гг. Однако на основании этого сделан логически ошибочный вывод, что результаты исследования не противоречат предположению о том, что авторство картины принадлежит Машкову.
Строго говоря, все идентифицированные в картине пигменты свидетельствуют только о том, что картина могла быть написана в интервале с 1910-х гг. по настоящее время. Однако об этом в экспертном заключении не упоминается. Сделанный же вывод является подгонкой под заранее заданный ответ.
Более того, приписывать на основании одного только анализа пигментов авторство картины Машкову не представляется возможным, поскольку исследователем не было проведено никакой работы по сравнению пигментного состава исследованной картины с таковым в эталонных работах И. Машкова. Без такого сравнения выводы об авторстве являются не просто беспочвенными, но методологически неверными.
Следует отметить, что использованные в данной экспертизе методы идентификации пигментов имеют свои ограничения и не распространяются на все разнообразие пигментов используемых в живописи. Так, эти методы непригодны для обнаружения таких важных датировочных пигментов как, например, фталоцианиновые (зеленый и синий), спектральный кобальт и зеленый Б. Поэтому обнаружение их в данной картине в рамках проведенного Егерсами исследования было заведомо невозможно.
Примененный исследователем метод анализа связующего (ИК-спектроскопия) позволяет грубо определить тип пленкообразователя (масло, поливинилацетат, акрил, белок и т.п.), но не позволяет распознать какое именно из высыхающих масел (льняное, маковое, дегидратированное касторовое и т.п.) было использовано автором исследуемой работы. Такую возможность дает хромато-масс-спектрометрия, но она не была использована при исследовании данной картины. В результате этого исследователи не выяснили, что в качестве связующего было использовано дегидратированное касторовое масло, появившееся в лакокрасочной промышленности только во второй половине ХХ века.
Резюмируя, можно сказать, что использованные Егерсами методы исследования картины были совершенно недостаточны для сделанных им выводов о времени ее создания и об авторстве.
2. Рецензия на экспертное заключение Егерсов по картине «Экстер».
Экспертное заключение Э. Егерса на картину, приписываемую А. Экстер, как и предыдущее основано, главным образом, на определении пигментов в красочном слое картины с использованием растровой электронной микроскопии, рентгенфлуоресцентного анализа и ИК-спектроскопии.
В результате исследования им были обнаружены следующие пигменты: цинковые белила, красный кадмий, желтый стронций и ультрамарин.
В грунте определен карбонат кальция (мел).
В качестве связующего материала определены высыхающее масло, олифа.
В заключении справедливо указано, что данные пигменты широко используются в живописи с 1910-х годов, на основании чего сделан ошибочный вывод, что результаты исследования не противоречат предположению, что авторство картины принадлежит А. Экстер.
Как и в случае с картиной «Машкова», все идентифицированные в картине пигменты свидетельствуют только о том, что картина могла быть написана в интервале с 1910-х гг. по настоящее время. Однако об этом в экспертном заключении не упоминается. Сделанный же вывод является подгонкой под заранее заданный ответ.
Сравнения пигментного состава исследованной картины с эталонной палитрой Экстер также не проводилось, без чего выводы об авторстве являются не только беспочвенными, но и методологически неверными.
Кроме того, методы, использованные Егерсами при исследовании картины, в принципе не позволяют выявить такой важный датировочный пигмент, каковым является спектральный кобальт, присутствие которого в данной картине опровергает выводы, сделанные в заключении Егерсов.
Что касается исследования связующего материала, то автор исследования не пишет, пробу какого цвета он исследовал на ИК-спектрометре для определения типа связующего. Если была исследована проба белого цвета, то результат соответствует приводимому в заключении, но если исследовалась проба красного цвета, то состав связующего в ней существенно отличается: помимо высыхающего масла в ней присутствует также акриловое связующее.
Из этого следует, что автор исследования либо не анализировал пробу красного цвета (хотя утверждает, что таковая проба ими отбиралась для анализа) и ошибочно экстраполировал на всю картину результат анализа другой пробы (напр., белой), либо не смог идентифицировать акрил на основании полученного спектра. Последнее предположение может свидетельствовать о низкой квалификации исследователя.
В принципе, использованные Егерсами методы исследования картин необходимы для комплексной экспертизы, но в случае «Машкова» они оказались совершенно недостаточными, а в случае «Экстер» могли быть достаточными, но по каким-то причинам (методологическая ошибка, низкая квалификация или недобросовестность исследователей) не дали верного результата.
3. Рецензия на экспертное заключение В.П. Голикова по картине «Экстер».
Исследование картины Экстер, проведенное В.П. Голиковым и А.Д. Алиевым в «Институте наследия», по использованным методам и приборной базе отличаются от исследования Егерсов.

......

ОРИГИНАЛ: https://forum.artinvestment.ru/showthread.php?t=357891&page=3
76.RU. Теперь официально: дары князя-эмигранта Ростовскому кремлю признали подделками
Князь-эмигрант Никита Лобанов-Ростовский одаривал Ярославский музей картинами-подделками. Теперь об этом официально заявил Ростовский кремль, который получил от князя пять картин художников русского авангарда 20 века. Среди них такие достойные картины, как графические произведения, приписываемые Александре Экстер, а также живописные произведения Брака и Машкова.

– В феврале-марте 2017 исследователями из Петербурга были проведены первые экспертизы, однозначно показавшие, что эти музейные предметы не являются подлинниками, – сообщает пресс-служба музея «Ростовский кремль». – В июне-июле были проведены повторные исследования, на этот раз специалистами из Московского государственного научно-исследовательского института реставрации. Эксперты также пришли к выводу, что эти произведения являются подделками. Три картины из пяти занесли в фонд музея, их сочли подарками высокой культурной ценности. Однако теперь этим подделкам изменят атрибуцию, иначе говоря, исключат их из музейного фонда.

Анна Елкина

ОРИГИНАЛ: http://76.ru/text/newsline/320761068040192.html
ЗАЯВЛЕНИЕ МУЗЕЯ. О ситуации с "дарами" Н.Д. Лобанова-Ростовского в Государственном музее-заповеднике "Ростовский кремль"
О ситуации с "дарами" Н.Д. Лобанова-Ростовского в Государственном музее-заповеднике "Ростовский кремль"

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ http://project306498.tilda.ws/

В 2013 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский предложил в дар ГМЗ "Ростовский кремль" ряд произведений высокой художественной ценности. Они должны были пополнить имеющуюся у музея коллекцию русского авангарда начала 20 века. В течение нескольких последующих лет эти обещанные музею произведения были центром переговоров и взаимоотношений между музеем и дарителем.

Всего было передано пять таких предметов.

В 2014 г. ГМЗ РК получил два графических произведения, приписываемые А. Экстер, с датировкой 1916 г. В качестве провенанса Н.Д. Лобанов-Ростовский указал приобретение у С. Лисима, наследника А. Экстер, в 1964 г. Эти предметы вызвали сомнения Экспертной фондово-закупочной комиссии. Их атрибуция в музее была сопровождена знаками вопроса (?). Музей воздержался от их занесения в Государственный музейный фонд, понимая, что они нуждаются в дополнительном исследовании и экспертизе, и поместил в научно- вспомогательный фонд. Экспертиза была проведена в 2017 г. Специалисты Государственного Русского музея не подтвердили подлинность этих произведений, отнесли время их создания ко второй половине 20 века.

В апреле и мае 2016 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский передал в ГМЗ "Ростовский кремль" три живописных произведения, приписываемых Ж. Браку, И. Машкову и А. Экстер. Произведения сопровождались экспертными заключениями. Экспертная фондово-закупочная комиссия ГМЗ «Ростовский кремль» сочла целесообразным принять их в Государственный музейный фонд. Сотрудники музея при этом понимали, что эти произведения нуждаются в дополнительных исследованиях и экспертизах.

В феврале-марте 2017 г. исследователями из Петербурга были проведены первые экспертизы, однозначно показавшие, что эти музейные предметы не являются подлинниками. В июне - июле 2017 г. были проведены повторные исследования, на этот раз специалистами из московского Государственного научно-исследовательского института реставрации. Эксперты также пришли к выводу, что эти произведения являются подделками.
На заседании Экспертной фондово-закупочной комиссии ГМЗ «Ростовский кремль» было принято решение об изменении атрибуции этих предметов.

Ниже ГМЗ "Ростовский кремль" публикует документацию, связанную с этими событиями. Она будет оперативно пополняться.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ http://project306498.tilda.ws/
LENTA.RU. Таких друзей пожалуйте в музей
Руководство музея Ростовского кремля недавно заявило, что картины художников-авангардистов Ильи Машкова, Александры Экстер и Жоржа Брака, подаренные музею почти год назад британским меценатом, князем Никитой Лобановым-Ростовским, оказались поддельными. Еще два года назад директор лично вручала всемирно известному коллекционеру символические ключи от будущей экспозиции, а теперь публично обвиняет его в подлоге. Впрочем ознакомить общественность с результатами экспертизы, которая могла бы подтвердить эти обвинения, в администрации музея не сочли нужным. Вместо этого музейщики обвинили Лобанова-Ростовского в попытке устроить в историческом особняке собственные апартаменты. Кому выгодна шумиха вокруг подлинности дареных авангардистов и чем объяснить интерес князя к Ростову — разбиралась «Лента.ру».

Неподдельный интерес

Меценат Никита Лобанов-Ростовский предложил передать часть своей коллекции в дар музею еще в ноябре 2011 года. Предложение приняли не сразу, но в марте 2013 года в Ростов Великий начали доставлять многочисленные экспонаты, в том числе предметы мебели. Всего в музей поступило около тысячи предметов — в частности, картины (акварели и рисунки художников-эмигрантов), книжные издания, а также старинные карты России и Европы. Были и произведения декоративно-прикладного искусства из камня, дерева, металла, керамики, ткани и фарфора.

Выставку предметов искусства из коллекции Лобанова-Ростовского открыли в мае 2013 года. Церемония проходила в парадном зале Красной палаты кремля. На открытии коллекционер подарил музею первые два эскиза художницы-авангардистки Александры Экстер. С этого времени меценат регулярно дарил музею части своей обширной коллекции: примерно дважды в месяц в Ростов привозили по два чемодана ценностей. В итоге коллекция музея пополнилась 15 тысячами экспонатов.

Картин и ценностей стало так много, что в 2014 году директор музея Наталия Каровская рассказала о намерении создать в Ростовском кремле филиал музея Лобановых-Ростовских. Разместить коллекцию предполагалось за пределами кремля, в купеческом особняке Шляковых, который нуждался в серьезной реставрации. Князь, в свою очередь, получил символический «золотой ключ» от музея и начал специально закупать картины для будущей выставки. Среди прочего, он собрал в дар музею девять работ русского художника Немухина.

Спустя полгода появился проект реставрации особняка, затем руководство музея получило 34 миллиона рублей на проведение ремонтно-восстановительных работ. Информация о выделении средств есть на сайте госзакупок. По плану реставрация должна завершиться в 2017 году, однако бурной деятельности на объекте не наблюдается. Сам Лобанов-Ростовский за все это время никакой информации о ходе работ от руководства музея не получил.
«Здание должно быть сдано в октябре, этим летом, по предварительным планам, мы должны были встретиться с директором и решить, как наполнять комнаты. Все, кроме одной — там планировался мемориал бывшего хозяина, купца Шлякова», — рассказал «Ленте.ру» Лобанов-Ростовский. Директор учреждения, в свою очередь, заверяет, что работы идут медленно потому, что музей «не может бросить все и заниматься только коллекцией Лобанова-Ростовского».

«У князя эмоциональное отношение к коллекции, у нас — профессиональное. Предоставленные нам дары не представляют собой цельной коллекции», — говорила Каровская в беседе с «Известиями» год назад.

Князь Лобанов-Ростовский о монархии, самозванцах и любви к искусству
Несмотря на неопределенность со сроками открытия экспозиции, в 2016 году коллекционер презентовал музею еще три картины: авангардистов Ильи Машкова, Александры Экстер и Жоржа Брака. Стоимость каждой оценивается в сотни тысяч долларов. Именно они были объявлены подделками. В музее подчеркнули, что работы получили негативные отзывы экспертов, впрочем, не указав, кем именно и когда проводилась экспертиза. Администрация уверяет, что были проведены также дополнительные исследования, отрицающие подлинность полотен. Но на официальном сайте музея говорится, что отчеты экспертов до сих пор не получены.

Неблагодарное дело

Никита Лобанов-Ростовский — прямой потомок Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха. Однако детей у князя нет. Единственное его детище — эта коллекция. На Ростов Великий, по словам Лобанова-Ростовского, выбор пал по родственным мотивам: предки мецената княжили в этом городе.

«Лента.ру» обратилась к князю за комментарием по поводу случившегося, в ответ Лобанов-Ростовский прислал копии экспертиз, проведенных ведущими российскими специалистами, докторами искусствоведения Георгием Коваленко и Глебом Поспеловым. Среди документов, поступивших в распоряжение редакции, также оказались результаты химических и графологических анализов, проведенных во Франции и Германии. По словам коллекционера, указанные компании несут юридическую и финансовую ответственность за проведенную экспертизу подлинности — они аккредитованы при суде.

«За последние 50 лет наше собрание побывало в музее "Метрополитен" в Нью-Йорке, в 50 музеях США и Канады, в ведущих музеях Японии и Европы, дважды — в ГМИИ имени Пушкина. Только невежда может предположить, что показ моих даров в провинциальном музее Ростовского кремля может улучшить мое имя в мире искусства или повысить стоимость имеющихся у меня произведений», — отмечает Лобанов-Ростовский. По его словам, в конце июня он получил письмо от директора музея, в котором утверждается, что в планах учреждения никогда не значилось создание музея Лобановых-Ростовских, а сам Никита Дмитриевич «вводит в заблуждение государственные органы и общественность».
«Мне кажется, что дирекция сознательно ищет способы меня дискредитировать, чтобы не создавать музей, — недоумевает меценат. — Диалога с директором у меня не было последние семь месяцев, она не отвечает на письма. Это само по себе странно, потому что все это время в Домодедово приезжал их водитель, который забирал мои посылки из Лондона и давал расписку о получении. Теперь они пытаются все выставить так, как будто я их заваливаю мусором».

Сомнения в ценностях

На сайте музея Ростовского кремля также появился комментарий сложившейся ситуации. В нем мецената обвиняют чуть ли не в самозахвате части музея (создание которого, по словам директора, в планах не значилось). По версии представителей Ростовского кремля, коллекционер «попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания».

Лобанов-Ростовский подобными обвинениями обескуражен: «Как мог даритель что-то строить в государственном музее? Утверждения о том, что я хотел там построить личные апартаменты, не выдерживают никакой критики. Для меня мука лишний час быть в Ростове, я стараюсь возвращаться поездом в тот же день, когда приезжаю. Я никогда не останавливался в имеющейся в музее гостинице, не пользовался никакими льготами со стороны администрации Ростовского музея».

В администрации музея отказались прокомментировать ситуацию, заявив, что вся информация представлена на сайте. По словам заместителя директора по научной работе Сергея Сазонова, результаты экспертиз будут опубликованы позже: «Он подарил нам работы год назад. Сомнения в подлинности возникли сразу. Экспертизы — дело небыстрое, об их результатах вы скоро узнаете».

«В течение последних четырех лет Ростовский кремль с удовольствием принимал дары, которые к ним возили чемоданами. Писали льстивые благодарственные письма, — поясняет публицист Андрей Новиков-Ланской. — Вызывает недоумение, что годами все были довольны, и вдруг такой скандал. Вероятно, это нужно для того, чтобы отвлечь внимание от ситуации с затянувшейся реконструкцией здания. Конечно, обидно, когда известного коллекционера шельмуют на девятом десятке лет».

Когда экспонат поступает в музей, по правилам, его проверяют на подлинность в кратчайший срок, потому что по пути картину могли подменить или испортить, объясняет доктор культурологии, преподаватель МГУ Екатерина Федорова. Ей кажется странным, что картины не отправили на экспертизу год назад, сразу после получения, тем более если их подлинность якобы изначально вызвала сомнения.

«Я уверена, что цель этой грязной возни вокруг пожилого человека — намеренно и прагматично вышибить его из седла. Чтобы он оставил все как есть. Это страшное оскорбление для мецената, который сам возит ценности чемоданами. Изумляет логика музея: раз три картины не подлинные, то выставки не будет. А как быть с остальными 15 тысячами экспонатов?» — возмущается Федорова.

Слухи о поддельности русского искусства, и авангарда в частности, сильно преувеличены, считает специалист по русскому авангарду, искусствовед Светлана Джафарова: «Из-за этой точки зрения мы рискуем потерять огромный музей. Вся эта шумиха раздувается ради выгоды торговцев искусством. Им необходимо, чтобы таких полотен было мало, а спрос и цена на них повышались».

По ее словам, никто из экспертов, давших ранее положительное заключение о подаренных полотнах, не может быть заинтересован в том, чтобы выдать фальшивку за оригинал. «Нам все время приходится подлинные вещи защищать. Провести отрицательную экспертизу гораздо проще, чем защитить произведение от нападок. Но, увы, русский авангард ценен тогда, когда его мало», — резюмирует Джафарова.

Анастасия Чеповская

ОРИГИНАЛ: https://lenta.ru/articles/2017/07/13/kartini/
РАДИО "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА". Кому выгодны липовые шедевры?
Н.Д. ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ ВЫСТУПАЕТ С ЗАЯВЛЕНИЕМ НА РАДИО "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", где говорит, что у него никогда не было цели создать свою "резиденцию" в Ростове на базе предполагаемого музея Лобановых-Ростовских:
"Говорить, что я там могу устроить подпольно себе жилплощадь, может только человек, живущий в этой дыре — Ростове. Когда я приезжаю в Ростов, мне так неприятно там быть, потому что я приезжаю в 1:30 и уезжаю в 8 часов, чтобы не остаться там лишней минуты, несмотря на то, что они мне предлагают останавливаться в гостинице".

Н.Д. Лобанов-Ростовский о вопросе подделок:
"Я не опровергаю тот факт, что они подлинные или подделки, потому что я их подарил, а не продал, с соответствующей экспертизой ведущих советских и российских искусствоведов".
Также в ходе программы обсуждается вопрос доказательной базы, который остается не разъясненным из-за отсутствия в доступе опубликованной экспертной документации.

ОРИГИНАЛ: https://www.yar.kp.ru/radio/26704.4/3728691/
КАНАЛ "КУЛЬТУРА". Британский меценат князь Лобанов-Ростовский подарил Ростовскому кремлю поддельные картины
"В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности", - говорится в сообщении.
Потомок русских эмигрантов князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, владелец крупной коллекции русского искусства, в течение нескольких десятилетий передавал русским музеям предметы своей коллекции. Ростовский кремль, предоставив помещение для экспозиции, получил значительную часть собрания. Предполагалось, что выставка будет носить название "Музей Лобановых - Ростовских".

"К сожалению, произошла подмена понятия. Н.Д. Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания. Но на такой проект ГМЗ "Ростовский кремль" и Министерство культуры РФ никогда не давали согласия. Такой проект в рамках государственного музея просто невозможен", - говорится на сайте кремля.

Сейчас музей ждет результатов дополнительных экспертиз относительно подлинности подаренных князем картин. Вопрос о новой художественной экспозиции снят с повестки дня.
общество, музей, история, экспертиза, коллекция, изобразительное искусство, Ростовский кремль

ОРИГИНАЛ: https://tvkultura.ru/article/show/article_id/18202...
КОММЕРСАНТЪ. Эксперты усомнились в подлинности княжьих даров
«Ростовский кремль» объявил подделкой картины, подаренные Никитой Лобановым-Ростовским

Дары потомка князей и коллекционера Никиты Лобанова-Ростовского государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль» признаны подделкой. С соответствующим заявлением выступил музей. Речь идет о картинах авангардистов Ильи Машкова, Александры Экстер и Жоржа Брака. В «Ростовском кремле» подчеркивают, что не хотели объявлять об этом публично, однако вынуждены были это сделать после публикаций в СМИ, инициированных, по их мнению, господином Лобановым-Ростовским. Дальнейшую судьбу картин в музее не комментируют. Эксперт считает, что работы не будут включены в государственный музейный фонд.

Пять предметов, поступивших в «Ростовский кремль» в качестве дара Никиты Лобанова-Ростовского — картины Александры Экстер, Ильи Машкова и Жоржа Брака — получили негативные отзывы экспертов, сообщила пресс-служба музея-заповедника. Музей немедленно проинформировал о происшедшем дарителя и Министерство культуры РФ. В «Ростовском кремле» пояснили, что публичных заявлений делать не планировалось, однако господин Лобанов-Ростовский, по информации учреждения, «широко распространил эту информацию и нашу переписку в целом». Там добавили, что сейчас проводятся дополнительные экспертизы даров мецената, но и они «подтверждают отрицательную оценку подлинности». Правда, пока официальные документы еще не получены. «После получения результатов дополнительных экспертиз музей сможет дать более полную информацию»,— пояснили в музее. Замдиректора «Ростовского кремля» по научной работе Сергей Сазонов уточнил "Ъ", что картины, признанные подделками, были подарены музею в 2016 году. Сообщить о реакции господина Лобанова-Ростовского на известие о том, что его дары оказались подделками, собеседник "Ъ" отказался, получить комментарий самого коллекционера "Ъ" пока не удалось.

Что «Ростовский кремль» намерен делать с дарами, господин Сазонов "Ъ" не сообщил. Исполняющий обязанности директора Ярославского художественного музея Алексей Федорчук в беседе с "Ъ" заметил, что «с момента передачи дара до поступления в коллекцию проходят многие организационные моменты». «Если экспертная фондово-закупочная комиссия музея сочтет, что, несмотря на наличие дара, работы не соответствуют качеству, их могут не принять в фонд. Факт дара не означает немедленной передачи объекта в государственный музейный фонд. Объект включается в фонд только по решению комиссии. Так что качество государственного музейного фонда, я думаю, не пострадает»,— заявил господин Федорчук.
Прокомментировали в пресс-службе и многочисленные заявления мецената о создании в городе музея Лобановых-Ростовских: «Речь шла именно о создании художественной экспозиции. По аналогии с мировой практикой такая экспозиция, конечно, могла бы быть названа "Музеем Лобановых-Ростовских". К сожалению, произошла подмена понятия. Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания. Но на такой проект ГМЗ "Ростовский кремль" и Министерство культуры РФ никогда не давали согласия. Такой проект в рамках государственного музея просто невозможен»,— подчеркнули в «Ростовском кремле».
Гражданин США Никита Лобанов-Ростовский, проживающий в Лондоне, на протяжении последних нескольких лет преподносил дары «Ростовскому кремлю». Господин Лобанов-Ростовский утверждает, что во времена Ивана Грозного его предки княжили в Ростове Великом. В марте 2016 года он пожаловался министру культуры РФ Владимиру Мединскому на то, что музей занижает «значительность дарения». Директор музея Наталья Каровская, в свою очередь, сообщала, что реальную ценность имеют лишь немногие предметы, включая работы Александры Экстер. На тот момент картины еще не прошли экспертизу и поэтому не экспонировались.

Александр Тихонов, Ярославль

ОРИГИНАЛ: https://www.kommersant.ru/doc/3350764
РОССИЯ 24. Подделка или подлинник: подаренные Ростовскому Кремлю меценатом картины оказались сомнительными
Никита Лобанов-Ростовский, русский миллионер, меценат, князь. Живет в Лондоне, но и историческую Родину не забывает. Особенно Ростов Великий, где, как утверждается, некогда правили его предки. Он наладил тесные отношения с местным музеем Кремля, привозил туда произведения искусства из своей обширной коллекции, причем - абсолютно безвозмездно. Однако экспертиза показала, что князь подарил подделку.

ОРИГИНАЛ: http://www.vesti.ru/videos/show/vid/722446/
ЯРНОВОСТИ. Скандал вокруг «фальшивых» картин: князь Никита Лобанов-Ростовский ответил музею
Скандал вокруг «фальшивых» картин: князь Никита Лобанов-Ростовский ответил музею
В Ярославской области разгорелся скандал вокруг коллекции, подаренной князем Государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль». Прозвучали подозрения, что она содержит фальшивые и ненужные вещи.

На сайте музея появился официальный комментарий:
«Пять главных, центральных предметов, поступивших в музей от Н.Д. Лобанова-Ростовского (это работы А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака), получили негативные отзывы экспертов.
Музей немедленно проинформировал об этом Министерство культуры РФ и Н.Д. Лобанова-Ростовского. Это была конфиденциальная информация. Музей не планировал делать публичное заявление. К сожалению, Н.Д. Лобанов-Ростовский широко распространил эту информацию и нашу переписку в целом. Одним из результатов стала статья в газете».
При этом музей отмечает: что «ситуация описана в целом верно», но он «не имеет отношения к данной публикации и не несет за нее ответственности». Кроме того, у музея «Вызывает недоумение «прямая речь» директора в статье. Подчеркиваем, что директор ГМЗ «Ростовский кремль» по этому вопросу не давала интервью и никак его не комментировала».
Сообщается также, что «В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности. Но официальные документы пока не получены. После получения результатов дополнительных экспертиз музей сможет дать более полную информацию».

Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» признает, что на протяжении всего сотрудничества с Н.Д. Лобановым-Ростовским готов был предоставить помещения для экспонирования полученных от дарителя произведений.

«Подразумевались исключительно произведения высокого художественного качества. В случае, если таких даров будет много, музей готов был предоставить для их экспонирования часть помещений дома основателя музея, И.А. Шлякова.

Речь шла именно о создании художественной экспозиции. По аналогии с мировой практикой такая экспозиция, конечно, могла бы быть названа «Музеем Лобановых-Ростовских». К сожалению, произошла подмена понятия. Н.Д. Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания. Но на такой проект ГМЗ «Ростовский кремль» и Министерство культуры РФ никогда не давали согласия. Такой проект в рамках государственного музея просто невозможен».

По мнению музея, «отрицательные результаты экспертизы пяти центральных произведений искусства, переданных в ГМЗ «Ростовский кремль» Н.Д. Лобановым-Ростовским, снимают вопрос об отдельной художественной экспозиции с повестки дня».

Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, комментруя ситуацию ЯРНОВОСТЯМ в эксклюзивном интервью, обратил внимание на несколько моментов.

Во-первых, князь сообщил, что подаренные им работы, выполненные маслом, сопровождены данными химического и искусствоведческого анализа. Есть и графологический анализ. Лобанов-Ростовский подчеркивает: если в России эксперты не несут ответственности за высказанное мнение, то во Франции они аккредитованы при суде. При этом он отметил:
– Наука постоянно находит новые методы исследований. Возможно, эксперты обнаружили что-то, чего их предшественники не нашли раньше. К сожалению, у меня нет информации, кто и по каким критериям на этот раз проводил экспертизу. Когда прозвучат имена экспертов, специалисты смогут встретиться и обсудить сделанные выводы.

Во-вторых, князя удивила информация о том, что не было никаких документально подтвержденных договоренностей о создании музея в «доме Шлякова».

– Беда в том, что у меня есть письмо от г-жи Каровской (директор ГМЗ «Ростовский кремль» – Ред.) на этот счет. Кроме того, она публично, в присутствии операторов с видеокамерами, передавала мне ключи. Есть у меня и письмо от первого заместителя министра культуры Российской Федерации г-на Аристархова, в котором говорится, что г-жа Каровская – инициатор создания музея. В прошлом году проходило и совещание с участием подрядчика, который должен был подготовить помещения музея. Одно из них предполагалось отдать под «комнату хозяина» с историческим интерьером. А прозвучавшие предположения о том, что и упомянутые мною письма тоже фальшивые, заставляют думать о тенденциозности таких высказываний, – говорит Никита Дмитриевич.

С иронией князь реагирует на упреки в том, что присылал в подарок музею свои подштанники.
– В музее есть отдел одежды. Для него я и присылал вещи. У меня опять же есть письмо с сообщением, что музею недостает моей рубашки. Просто подумайте: как я мог бы давать то, чего от меня не хотели бы принять? Каждый месяц я отправлял самолетом (князь с супругой еще в 1979 году переехал из США в Лондон – Ред.) два чемодана весом в 64 килограмма, Ростовский музей за ними направлял машину в «Домодедово» и присылал мне расписки в получении. И все это – из-за никому не нужных вещей? Мне 82 года, и паковать чемоданы в этом возрасте – не самое приятное занятие. Конечно, можно предположить, что я просто мазохист. Но в этом случае мне было бы все равно, куда отправлять эти чемоданы – вовсе не обязательно в Ростов.

Князь Никита Лобанов-Ростовский отмечает, что он в этой ситуации – «единственное лицо, которое может понести ущерб, поскольку музей не теряет ничего». И удивляется, что договоренность о передаче коллекции, достигнутая 4 года назад, обернулась скандалом именно сейчас.

Между тем, Никита Дмитриевич напоминает, что «музей должен был быть готов в октябре этого года», и сейчас князь находится «в ожидании». Может быть, дело как раз в этом?
Добавим, что князь Никита Лобанов-Ростовский прожил жизнь, которая могла бы стать основой для сценария захватывающего фильма. Он родился в Болгарии, в детстве в 1946 году оказался в Софийской уголовной тюрьме, в заключении побывала и его мать, а отец был похищен болгарскими органами госбезопасности и расстрелян. Чтобы избежать рахита, юноша начал заниматься плаванием и стал чемпионом Болгарии. А затем уехал на Запад.
Никита Лобанов-Ростовский – выпускник Оксфордского университета и Колумбийского университета в Нью-Йорке со специализацией экономическая геология (геология разработки рудных месторождений). Занимался разведкой нефти в Аргентине, поисками ртути в Тунисе и на Аляске, никеля в Венесуэле, железа в Либерии, работал на алмазных разработках в пустыне Калахари в Южной Африке.

Возвратившись в Нью-Йорк, работал в банке «Кемикал Банк» (ныне «Морган Чейс Банк»), изучал банковское дело в Нью-Йоркском университете, женился на дочери французского посла при ООН и первого заместителя генсека ООН. Был топ-менеджером различных банков, советником алмазной монополии «Де Бирс», аукционных домов «Кристис» и «Сотбис». Свою коллекцию князь собирал несколько десятков лет, приобретал семейные реликвии у обедневших эмигрантов и их потомков. В 2010 г. был удостоен российского гражданства решением Президента за особые заслуги перед Отечеством.

ЯРНОВОСТИ

07.07.2017 13:26:16

ОРИГИНАЛ: https://yarnovosti.com/rus/news/region/society/lob...
REGNUM. Подаренные в ярославский музей из-за рубежа картины оказались подделкой
Подаренные в ярославский музей из-за рубежа картины оказались подделкой
Фальшивые картины обнаружились в подарке князя Лобанова-Ростовского Ростовскому кремлю

Подаренные в ярославский музей из-за рубежа картины оказались подделкой

ЯРОСЛАВЛЬ, 7 июля 2017, 10:44 — REGNUM В музей Ростовский кремль в Ярославской области известный коллекционер русского искусства князь Никита Лобанов-Ростовский дарил фальшивые картины. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в Ростовском кремле.
Музей долго сотрудничал с Лобановым-Ростовским и был готов был предоставить помещения для экспонирования полученных от дарителя произведений. В случае, если таких даров будет много, музей готов был предоставить для их экспонирования часть помещений дома основателя музея.Пять главных, центральных предметов, поступивших в музей от Никиты Лобанова-Ростовского (это работы А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака) получили негативные отзывы экспертов. Музей проинформировал об этом министерство культуры и Никиту Лобанова-Ростовского. Потомок русских эмигрантов считается одним из крупнейших владельцев коллекции русского искусства, он передавал в дар предметы с экспертными заключениями об их подлинности.

Речь шла именно о создании художественной экспозиции. По аналогии с мировой практикой такая экспозиция, конечно, могла бы быть названа «Музеем Лобановых-Ростовских».
Но, как сообщили в музее, князь Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный музей. Но на такой проект ГМЗ «Ростовский кремль» и Министерство культуры РФ не давали согласия. А после обнаружения фальшивок среди даров музей отказался и от идеи отдельной художественной экспозиции.

«В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности. Но официальные документы пока не получены. После получения результатов дополнительных экспертиз музей сможет дать более полную информацию», — сообщили в музее.

Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский (родился 6 января 1935 в Болгария) — сын эмигрантов, гражданин США, геолог, банкир и выдающийся коллекционер, собиратель театрально-декорационного русского искусства 1-й трети ХХ века (в частности, эскизов к «Русским сезонам»)

Выпускник Оксфордского университета (1958). Для продолжения образования переехал в США, поступил на геологический факультет Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1960 г. — получил степень магистра. Работал в частном банке «Лоуб Роудс», занимался разведкой нефти в Патагонии (Аргентина) и изучением испанского языка. Позже — поисками ртути в Тунисе и на Аляске, никеля в Венесуэле, железа (итибарита) в Либерии, работал на алмазных разработках в пустыне Калахари в Южной Африке.

Участвовал в создании Музея личных коллекций при ГМИИ им. А. С. Пушкина — в 1987 году передал в дар 80 произведений русской графики из своего собрания. Особое место среди них занимает известная серия Александры Экстер «Театральные декорации» (1930). Накануне открытия Музея личных коллекций в 1994 году передал музею дар фарфора первой трети XX века.

ОРИГИНАЛ: https://regnum.ru/news/2298055.html

5-Й КАНАЛ. Заграничный князь задарил Ростовский кремль фальшивками
Известный в мире собиратель русского искусства, князь Никита Лобанов-Ростовский оказался в центре громкого скандала. Каждый месяц на протяжении четырёх лет известный коллекционер, участник аукционов «Сотбис» и «Кристис», князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, проживающий в Лондоне, передавал в безвозмездный дар музею большие чемоданы, якобы набитые ценностями, в том числе предметами из своей коллекции.

Но, как выяснилось в последствии, ценность даров оказалось весьма сомнительной.
Всё началось с того, что даритель стал высказывать своё недовольство, по его мнению, недостаточным вниманием музейщиков к его «уникальным» дарам, среди которых были даже предметы нижнего белья князя. Якобы ценность предоставленного музейщиками занижается, а работы по учёту его подарков идут крайне медленно. Да и ремонт в особняке Шляковых в городе Ростове, Ярославской области, который Лобанов-Ростовский всюду рекламировал как свой будущий фамильный музей, что-то затягивается.

Музейщикам было, что сказать в ответ. По мнению директора музея «Ростовский кремль», большая часть вещей, которыми были набиты чемоданы, не превышает стоимость княжеского исподнего. Так, несмотря на уже имеющиеся заключения экспертов о ряде художественных работ, ростовские музейщики обязаны были проверять ценность вещей и провели свою экспертизу некоторых даров. И выяснили, что это фальшивки.

«В настоящее время музеем получены отрицательные экспертные заключения о подлинности произведений: Машков «Натюрморт с камелиями», Экстер «Абстрактная композиция», Брак «Натюрморт с гитарой», — приводит КП текст официального письма директора музея «Ростовский кремль» Натальи Каровской коллекционеру-дарителю.

Любопытно, что на картину Брака «Натюрморт с гитарой» сертификат подлинности выдавали представители французской фирмы, аккредитованной в апелляционном суде Парижa. Это ставит под сомнение уровень её экспертов и может повлечь за собой более серьёзные последствия — во Франции искусствовед, вынося экспертное заключение, несёт юридическую ответственность. Специалист, выдавший заключение о подлинности фальшивки, может быть привлечён к суду.

Большинство переданных князем вещей, по словам Натальи Каровской, «гораздо ниже общего художественного уровня» коллекций «Ростовского кремля» и даже «выделять их в отдельную экспозицию… нецелесообразно».


ОРИГИНАЛ: http://www.5-tv.ru/news/139146/
РАДИО "ГОВОРИТ МОСКВА". Программа Сергея Доренко
С.ДОРЕНКО: Оказывается, есть князь Лобанов-Ростовский. Я думал, что князья, их нашествие было в первой половине 90-х годов в Москву. 1992-1993-й сплошь были князья. А теперь, оказывается, они в провинции. Тоже их отвергают потихонечку. В дурацкой ситуации оказались музей "Ростовский кремль" и меценат князь Лобанов-Ростовский. Он взялся дарить им… Ему дали особняк.
А.ОНОШКО: Говорят, это вранье, ничего не давали, он рассказывал.
С.ДОРЕНКО: Особняк как будто бы выделили под музей Лобановых-Ростовских.
А.ОНОШКО: Это он рассказывает всем.
С.ДОРЕНКО: Князей. А он дарил какие-то работы. Теперь выяснилось, что это все подделки. Он сказал, что подлинники Машкова, Экстер и Брака. Все подделки как есть. В особенности Машков, как всегда, подделка. И он требовал… Правда, он присылал почему-то еще тоже свое нижнее белье.
А.ОНОШКО: У него была фантазия.
С.ДОРЕНКО: У него была фантазия сделать музей князей.
А.ОНОШКО: Имени себя, да.
С.ДОРЕНКО: Князей Лобановых-Ростовских от самой Тьмутаракани.
А.ОНОШКО: И поэтому для музея он присылал…
С.ДОРЕНКО: Подштанники, нижние штанцы, кальсончики.
А.ОНОШКО: Бумажки из стола. У вас бывают в столе бумажки лишние?
С.ДОРЕНКО: Нет. В карманах бывают, я их выбрасываю сразу. Самые ценные бумажки ты не можешь выбросить сразу, ты выбрасываешь их через неделю.
А.ОНОШКО: Перекладываешь.
С.ДОРЕНКО: Некоторое время, а потом уже выбрасываешь. Он присылал им подштанники, что самое интересное, и, как он писал, подлинники великих художников. Оказывается, что это все… Нет, подштанники настоящие, а работы, к сожалению, оказались поддельными. И непрерывно вопрошал, почему ведется медленно ремонт здания, отданный под музей семьи Лобановых-Ростовских, почему никак не открывается музей и т.д. Они выживают из ума.
А мы движемся им навстречу? Это вопрос. Почему все эти фрики пасутся вокруг нас? Как ты думаешь, почему?
А.ОНОШКО: Это такая естественная часть жизнь.
С.ДОРЕНКО: Почему вокруг меда мухи, как ты думаешь? Просто мне интересно. Я тебе отвечу, почему. Потому что здесь сытно кормят. Потому что здесь на это ведутся. Потому что здесь это продается. Потому что здесь это покупают. Потому что здесь это пользуется спросом. Поэтому фрики со всего мира съезжаются сюда для того, чтобы кормить нас своей мерзостью.

ОРИГИНАЛ: https://govoritmoskva.ru/interviews/1831/
РИА НОВОСТИ. Британский меценат подарил Ростовскому кремлю поддельные картины
Картины известных авангардистов, подаренные британским меценатом князем Лобановым-Ростовским музею-заповеднику "Ростовский кремль", оказались поддельными, сообщается на сайтегосударственного учреждения.

"Действительно, пять главных, центральных предметов, поступивших в музей от Н.Д. Лобанова-Ростовского (это работы А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака), получили негативные отзывы экспертов", — говорится в сообщении музея.

Князь-эмигрант Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, владелец крупной коллекции русского искусства, в течение нескольких десятилетий передавал в пользование российским музеям предметы своей коллекции. Значительную часть из них в свое время получил Ростовский кремль, предоставивший помещения для выставки его даров. Предполагалось и создание художественной экспозиции, которая могла бы быть названа "Музеем Лобановых-Ростовских", отмечается в заявлении.

Однако обнаружилось, что даритель хотел построить на территории кремля собственный музей с апартаментами для проживания. Реализовать такой проект ему не удалось: ни музей, ни Министерство культуры России не могли дать на это согласие.
Сейчас музей ждет результатов дополнительных экспертиз относительно подлинности подаренных князем картин. Создание отдельной художественной экспозиции на повестке дня не стоит, отмечается в сообщении.

ОРИГИНАЛ: https://ria.ru/culture/20170706/1497984072.html
76.RU. Князь-эмигрант дарил Ростовскому кремлю фальшивые картины
В музее Ярославской области назревает международный скандал. В неловкой ситуации оказался музей Ростовского кремля из-за подарков князя Никиты Лобанова-Ростовского – сына российских эмигрантов.

Князь владеет огромной коллекцией произведений русского искусства, часть из которой щедро преподносил в течение нескольких лет музею Ростовский кремль. Однако музейщики проверили ценность подарков и обомлели – картины Машкова, Экстера и Брака оказались... ненастоящими.

– Действительно, пять главных, центральных предметов, поступивших в музей от Никиты Лобанова-Ростовского (это работы А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака), получили негативные отзывы экспертов, – сообщается в официальном комментарии Ростовского кремля. – В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности.

Свои подарки князь хотел разместить отдельной экспозицией, которую планировал открыть в Ростове. Но и тут выяснились интересные подробности:
– Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» на протяжении всего сотрудничества с Лобановым-Ростовским готов был предоставить помещения для экспонирования полученных от дарителя произведений. Подразумевались исключительно произведения высокого художественного качества, – говорится в официальном комментарии музея. – В случае, если таких даров будет много, музей готов был предоставить для их экспонирования часть помещений дома основателя музея Шлякова. Речь шла именно о создании художественной экспозиции. По аналогии с мировой практикой такая экспозиция, конечно, могла бы быть названа «Музеем Лобановых-Ростовских». К сожалению, произошла подмена понятия. Н.Д. Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания. Но на такой проект государственный музей «Ростовский кремль» и Министерство культуры РФ никогда не давали согласия. Такой проект в рамках государственного музея просто невозможен.

Анна Елкина

Оригинал: http://76.ru/text/newsline/317823142621184.html
КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА. Музей «Ростовский кремль» официально прокомментировал историю с поддельными картинами
В Ярославской области разгорелся скандал вокруг коллекции, переданной в дар музею-заповеднику Никитой Лобановым-Ростовским

Публикация «Комсомольской правды» о проблемах вокруг переданной в дар музею-заповеднику «Ростовский кремль» личной коллекции Никиты Лобанова-Ростовского вызвала оперативную реакцию руководства музея. На официальном сайте «Ростовского кремля» появился комментарий.

«В статье «Комсомольской правды» от 06.07. 2017 ситуация описана в целом верно», - подтверждают в музее. Пять главных, центральных предмета, поступивших в дар от Никиты Лобанова-Ростовского, действительно получили отрицательные результаты экспертизы.Музей сообщил об этом в Министерство культуры РФ, но не собирался предавать гласности эту историю. Переписку по поводу сомнений в подлинности пяти картин русских авангардистов XX века распространил сам Никита Лобанов-Ростовский.

Сейчас проводятся дополнительные экспертизы работ, и у музея уже имеется информация, что эти экспертизы также отрицают подлинность работ.

Более полную информацию об этой неприятной ситуации музей даст, когда к ним поступят результаты экспертизы.

ОРИГИНАЛ: https://www.yar.kp.ru/daily/26701.4/3725424/
ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ МУЗЕЯ
В статье "Комсомольской правды" от 06.07. 2017 ситуация описана в целом верно.

Музей не имеет отношения к данной публикации и не несет за нее ответственности.
Действительно, пять главных, центральных предметов, поступивших в музей от Н.Д. Лобанова-Ростовского (это работы А. Экстер, И. Машкова, Ж. Брака), получили негативные отзывы экспертов.

Музей немедленно проинформировал об этом Министерство культуры РФ и Н.Д. Лобанова-Ростовского. Это была конфиденциальная информация. Музей не планировал делать публичное заявление. К сожалению, Н.Д. Лобанов-Ростовский широко распространил эту информацию и нашу переписку в целом. Одним из результатов стала статья в газете.
В настоящее время проводятся дополнительные экспертизы. Нам известно, что они подтверждают отрицательную оценку подлинности. Но официальные документы пока не получены. После получения результатов дополнительных экспертиз музей сможет дать более полную информацию.

О т.н. "Музее Лобановых-Ростовских".

Государственный музей-заповедник "Ростовский кремль" на протяжении всего сотрудничества с Н.Д. Лобановым-Ростовским готов был предоставить помещения для экспонирования полученных от дарителя произведений. Подразумевались исключительно произведения высокого художественного качества. В случае, если таких даров будет много, музей готов был предоставить для их экспонирования часть помещений дома основателя музея, И.А. Шлякова.
Речь шла именно о создании художественной экспозиции. По аналогии с мировой практикой такая экспозиция, конечно, могла бы быть названа "Музеем Лобановых-Ростовских". К сожалению, произошла подмена понятия. Н.Д. Лобанов-Ростовский фактически попытался построить собственный мемориальный музей с апартаментами для проживания. Но на такой проект ГМЗ "Ростовский кремль" и Министерство культуры РФ никогда не давали согласия. Такой проект в рамках государственного музея просто невозможен.

Отрицательные результаты экспертизы пяти центральных произведений искусства, переданных в ГМЗ "Ростовский кремль" Н.Д. Лобановым-Ростовским, снимают вопрос об отдельной художественной экспозиции с повестки дня.

Вызывает недоумение "прямая речь" директора в статье. Подчеркиваем, что директор ГМЗ "Ростовский кремль" по этому вопросу не давала интервью и никак его не комментировала.

ОРИГИНАЛ:
http://www.rostmuseum.ru/News/New/6472
КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА. Князь Лобанов-Ростовский подарил России поддельные картины
Князь Лобанов-Ростовский подарил России поддельные картины
В распоряжении "КП" оказались документы, которые свидетельствуют: фейковые дары британского мецената оказались ненамного ценнее княжеских подштанников

Директор ГМЗ «Ростовский кремль» Наталья Каровская вручает князю Лобанову-Ростовскому ключи от дома Шляковых, в котором планировался (по некоторым противоречащим данным) разместиться музей Лобановых-Ростовских. Фото: Личный архивДиректор ГМЗ «Ростовский кремль» Наталья Каровская вручает князю Лобанову-Ростовскому ключи от дома Шляковых, в котором планировался (по некоторым противоречащим данным) разместиться музей Лобановых-Ростовских.

В щекотливой ситуации оказались Музей Ростовского кремля и даритель - обладатель крупной коллекции русского искусства князь Никита Лобанов-Ростовский. Долгое время он преподносил в дар музею предметы своей коллекции. Но в один прекрасный момент музейщики провели экспертизу работ и расстроились.

Принято считать, что дареному коню в зубы не смотрят. Однако если этот конь -подарок музею, тогда глянуть в зубы не только можно, но и должно.
В распоряжении «КП» оказались документы, в которых директор музея Ростовского Кремля Наталья Каровская уведомляет князя Лобанова-Ростовского, что ключевые работы, презентованные им музею - оказались подделкой. «В настоящее время музеем получены отрицательные экспертные заключения о подлинности произведений: Машков «натюрморт с камелиями», Экстер «Абстрактная композиция», Брак «Натюрморт с гитарой», - говорится в тексте официального письма.

Происходящее грозит крупным международным скандалом. Князь, потомок русских эмигрантов, считается одним из крупнейших владельцев коллекции русского искусства. А поскольку сам Лобанов-Ростовский «сдавал» свои дары уже с экспертными заключениями, под удар поставлена не только репутация самого князя, но и лицо специалистов, ранее подтвердивших подлинность картин.

Только этого мало

Как следует из официальных документов, 82-летний князь оказался не только дарителем сомнительного искусства, но еще и большим выдумщиком. Много лет подряд во всевозможных интервью князь сообщал о том, что вот-вот в Ростове откроется музей Лобановых-Ростовских, под который Минкультом якобы выделен целый особняк. Однако, по словам директора музеев Ростовского Кремля, заявления князя о создании музея были фейком и не имеют под собой никаких оснований. «ГМЗ Ростовский Кремль никогда не планировал создание такого музея. Его нет ни в одном документе, подписанном нами, в том числе — в договорах дарения», – отметила Наталья Каровская.

По словам директора, максимум, на что мог рассчитывать Никита Дмитриевич - это экспозиция в музее. Да и та, скорее всего, накрылась медным тазом. «Переданные в музей вещи гораздо ниже общего художественного уровня наших коллекций. Выделять их в отдельную экспозицию… нецелесообразно. Ситуацию осложняет негативная оценка экспертами пяти центральных предметов, переданных вами».

С чего все началось

Отношения князя Никиты Лобанова-Ростовского с ГМЗ «Ростовский кремль» начались пять лет назад. Известный коллекционер, сейчас проживающий в Лондоне, взялся передавать Государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль» «безвозмездно, то есть даром», предметы коллекции. Свой поступок князь объяснил родственными мотивами: во времена Ивана Грозного предки Лобанова-Ростовского княжили в этом городе.
Однако довольно скоро начались разногласия. Князя возмущало ненадлежащее отношение музейщиков к его дарам. Не раз меценат жаловался СМИ на то, что стоимость экспонатов занижается, а работы по учету чемоданов с подарками ведутся медленно. Еще одним поводом для обид стал затяжной ремонт в Доме Шляковых, где, как говорил князь, должен был быть создан музей его почетных предков.

Директор ГМЗ «Ростовский кремль» Наталья Каровская вручает князю Лобанову-Ростовскому ключи от дома Шляковых, в котором планировался (по некоторым противоречащим данным) разместиться музей Лобановых-Ростовских. Фото: Личный архив
Директор ГМЗ «Ростовский кремль» Наталья Каровская вручает князю Лобанову-Ростовскому ключи от дома Шляковых, в котором планировался (по некоторым противоречащим данным) разместиться музей Лобановых-Ростовских. Фото: Личный архив
Музейщикам было что сказать в свое оправдание. Например, что ценность коллекции сильно преувеличена. Каждый месяц на протяжении четырех лет князь привозил по два тридцатикилограммовых чемодана, набитых ценностями. Однако, как пожаловалась однажды директор музеев Ростовского кремля, в ворохе даримого жемчужных зерен было немного.
- В чемоданах были хранящиеся в беспорядке документы, слайды экспонатов, уже проданных князем, книги… Князь присылал даже свое нижнее белье, - отметила Наталья Каровская.
Год назад директор музея обмолвилась, что из всех княжеских чемоданов реальную ценность представляли лишь некоторые гравюры и графика. Однако, судя по полученным «КП» документам, и эти экспонаты оказались не намного ценнее княжеских подштанников.
Зачем сдавать в музей фальшивки?

На вопрос, зачем дарить музею фальшаки (именно такой термин применяют по отношению к поддельным предметам искусства) у специалистов возникают разные мнения. Прежде всего, князь мог не знать, что приобрел, а потом и подарил неправильные картины. "Погореть", тем более, на авангарде - легко.

— Полотна наших авангардистов стоят дороже импрессионистов и даже работ школы Микеланджело. Огромный спрос порождает невероятное количество фальшаков, — отметил искусствовед Андрей Сарабьянов. — Скажем, существовала преступная сеть, члены которой скупали датские пейзажики, ставили русскую подпись, пририсовывали над лесом маковку церквей и продавали за дикие деньги…

Еще один подарок - «Абстрактная композиция» Александры Экстер. Фото: rostmuseum.ru
Еще один подарок - «Абстрактная композиция» Александры Экстер. Фото: rostmuseum.ru
И Машков, и Экстер, присланные князем, — художники русского авангарда начала века, состоящие в «группе риска». Их подделывают часто.

— Особенно "повезло" в этом отношении Машкову. Чаще всего, грубее всего и смешнее всего подделывают именно его. Больше половины работ Машкова, барражирующих на рынках искусства — грубые подделки, — отметил глава онлайн-аукциона ArtInvestment Константин Бабулин.

Существуют и более жесткие мнения. Отдавая работы в музее на безвозмездной основе, князь теоретически мог иметь намерение легализовать некондиционную коллекцию. Только представьте, вы узнали, что работы, купленные вами за дикие деньги - не настоящие. Что делать?

– Самое правильное – оставить такую картину в чулане, как напоминание об «ошибках молодости». Некоторые пытаются продать, чтобы вернуть деньги. Другой плохой вариант — попытаться легализовать фальшивки, — рассудил Бабулин.

Один из путей легализации, по мнению экспертов, — это создание собственного музея или участие картины в музейной выставке. Это заметно обеляет репутацию коллекционера и на 20-30 процентов повышает стоимость остальных работ, находящихся в коллекции.
Преимущество музейного фактора знают и владельцы подлинных работ.

— Не так давно в Третьяковке была выставка Серебряковой, работы на которую, в том числе, брались из частных коллекций. Коллекционеры принимали серьезные усилия, чтобы именно их работы попали в Третьяковку. Потому что один только факт пребывания в Третьяковке приносит больше дивидендов, чем вложения в любой банк, — рассказал Константин Бабулин.
В этом смысле дарение предметов искусства и создание музея Лобановых-Ростовских в Ростове могло быть не просто актом беспрецедентной щедрости, но и способом улучшить свое положение в мире искусства.

А фальшивки ли?

На днях известный коллекционер Юрий Носов, выложив в ФБ копии подаренных князем шедевров, предложил специалистам оценить их качество. Большая часть призванных Носовым экспертов назвали работы подозрительными. А заведующий отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи Кирилл Светляков и вовсе назвал работы «грубыми подделками».

Когда автору поста попеняли на то, что он оценивает картину, не имея Ее на руках, Носов откликнулся жестко.

«Есть настолько очевидные фейки, что даже нет необходимости брать их в руки».
А что говорят эксперты, работавшие непосредственно с картинами?
В этом месте дверь закрывается. Причем, не со стороны князя. Наталья Каровская от комментариев отказалась, сославшись на договоренности и пообещав, что все решится через месяц. Впрочем, директор обмолвилась, что экспертизы даров еще продложаются, а «князь считает нас всех дураками».

Сам Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский признался корреспонденту КП, что и сам не получил ответа на вопрос, кто проводил экспертизу его работ и на основании чьих заключений сделаны скандальные выводы.

- С моей стороны экспертизы есть, - отметил Лобанов-Ростовский. Искусствоведческую экспертизу на картину «Абстрактная композиция» Экстер сделал ведущий специалист по ее творчеству Коваленко, доктор искусствоведения, действительный член РАХ. На картину Машкова «Натюрморт с камелиями фруктами и вином» (1918) искусствоведческую экспертизу подготовил Поспелов, увы, ныне покойный, чья докторская диссертация посвящена картинам мастеров «Бубнового валета».

Подлинность «Натюрморта с гитарой» Ж. Брака, как отметил собеседник, подтверждена французской фирмой, аккредитованной в апелляционном суде Парижa.
Кстати, в отличие от России, искусствоведческое мнение во Франции несет юридическую ответственность. На эксперта, выдавшего заключение о подлинности «фальшака» можно подать в суд. Если музей Ростовского кремля уверен в справедливости своих оценки, он мог бы неплохо заработать. Но, конечно, в том случае, если эксперты существуют и оценивали они именно то, что было прислано в дареных чемоданах, которые не удосужились вовремя разобрать.

Также князь задается вопросом, зачем музею нужно было принимать ежемесячно на протяжении четырёхлетний дары, если в них, как отмечает директор, находились настолько ненужные вещи?

Все врут

Про то, что все врут неоднократно повторял доктор Хаус в небезызвестном сериале. «Комсомолка» напряженно следит за развитием детектива, но пока хочется воскликнуть по-хаусовски.

Несмотря на то, что Наталья Каровская подтвердила корреспонденту «КП», что создание музея Лобановых-Ростовских было не более чем домыслами князя, не имеющими под собой реальных оснований, нам удалось раздобыть бумаги, свидетельствующие, что это не так. Более того, как следует из письма первого заместителя министра культуры Владимира Аристархова, сама же Каровская создание музея и инициировала.
Приводим выдержку из письма Лобанову-Ростовскому от первого заместителя министра культуры РФ Владимира Аристархова:
«Инициатива выделения под музей Лобановых-Ростовских здания по адресу Ростов, улица Пролетарская, дом 46 (особняк Шлякова) принадлежит директору государственного музея-заповедника «Ростовский Кремль» Наталье Каровской. Таким образом, у Каровской отсутствуют основания препятствовать своей собственной идее... Уверяю вас, что Государственный музей-заповедник «Ростовский Кремль» и лично Н.С. Каровская приложат все усилия для его развития. Создание музея Лобановых-Ростовских входит в число важных направлений деятельности музея-заповедника».

Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Ну разве что предположить, что с письмами Аристархова из коллекции князя произошло то же, что и с работами Машкова.

Комментарий министерства Культуры РФ

Минкультуры России планировало сформировать отдельную экспозицию в особняке Шлякова на основе коллекций, которые обещал передать Никита Дмитриевич, однако, при этом название «Музей Лобанова-Ростовского» не предполагало создания отдельного юридического лица, а имелась в виду именно экспозиция под таким названием. Учитывая данные Никитой Дмитриевичем обещания, в Министерстве даже не исключали формирование отдельного структурного подразделения или филиала. На данный момент, к сожалению, вынуждены констатировать, что не получили предметов, которые имели бы какую-либо музейную ценность. И именно в связи с этим не видим оснований для создания отдельной экспозиции. Мы с уважением относимся к мнению Никиты Дмитриевича, но хотели бы подчеркнуть, что в России сформировались правила и нормы формирования музейных коллекций и здесь мы всецело опираемся на наших музейных работников и экспертов. В заключение подчеркну, что русская эмиграция внесла несомненный вклад в сохранение отечественного культурного наследия в советские годы, и мы, конечно, благодарны князю за дары, которые он передал музею, и его внимание к отечественной культуре.

СПРАВКА КП

Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский — один из крупнейших зарубежных собирателей русского искусства, геолог и банкир. Родился в 1935 году в Болгарии, в семье эмигрировавших из Советской России представителей известного княжеского рода. В 1956 году переехал в Англию, а через два года, окончив Оксфорд, — в США. Живет в Лондоне. Более 40 лет занимается собирательской деятельностью и пропагандой русского искусства за рубежом. Участник аукционов «Сотбис» и «Кристис». Обладатель уникальной коллекции русской театральной живописи конца XIX — начала XX века. В ноябре 2010 года был удостоен российским гражданством президента РФ за особые заслуги перед отечеством.

ОРИГИНАЛ: https://www.yar.kp.ru/daily/26701.4/3725424/
© 2017-2018 ГМЗ "Ростовский кремль"